Разное

Переводчик близкий к реальному: %d0%b1%d0%bb%d0%b8%d0%b7%d0%ba%d0%b8%d0%b9%20%d0%ba%20%d1%80%d0%b5%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d0%be%d0%bc%d1%83%20%d0%bc%d0%b0%d1%81%d1%88%d1%82%d0%b0%d0%b1%20%d0%b2%d1%80%d0%b5%d0%bc%d0%b5%d0%bd%d0%b8 на испанский — Русский-Испанский

18.05.1970

Содержание

перевод на английский, синонимы, антонимы, примеры предложений, значение, словосочетания

Когда вас встречают родные и близкие… Those were all old relatives and friends.
Родные и близкие, пока не доказано обратное. Nearest and dearest, until proven otherwise.
Отец, мне знакомо чувство, когда тебя подводят родные и близкие. Father, I know what it’s like to feel let down by your nearest and dearest.
Разумеется, Джими было нелегко решиться на то,чтобы прийти в реабилитационный центр. но его родные и близкие, сидят в этой комнате потому что очень хотят помочь ему. It’s clear Jimmy feels conflicted about whether or not he belongs in rehab, but his loved ones… all of you in this room… are here because you care deeply about helping him.
Другие результаты
Пол и я были очень близки, но я и понятия не имела, как он страдал. Paul and I were very close, but I had no idea he was in so much pain.
Мне всегда было интересно наблюдать за твоими отношениями с Винус, потому что все знают, ты пошла по её стопам, все знают, что вы очень близки, и вы всегда показываете класс во всём, чем занимаетесь. I’m always curious about the dynamic between you and Venus, because everybody that knows you and has followed the story knows that you two are very close, and you always bring your A game in whatever you do.
Нас всегда воспитывали, чтобы мы были очень близки, и мы невероятно близки. We were always brought up to be superclose, and we are incredibly close.
У меня ещё три сестры, и мы всегда были близки. I have three other sisters as well, and we were always so close.
Они все были мне близки. They were all my people.
Вы согласны, что мы настолько близки к уничтожению? Would you agree that we’re that close to annihilation?
Мы хорошо ладим, с сестрой Рейчел мы особенно близки.
We get along pretty well, I mean, especially my sister Rachel, very close.
Капитан Джозеф Уэсткотт и лейтенант Майкл Торрес были близки. Captain Joseph Westcott and Lieutenant Michael Torres were close.
Я хочу, чтобы мои эскизы платьев были близки к идеальной концепции по достоинству и изяществу. I’d like my sketches of dresses to be close to an ideal conception of dignity and grace.
Во всяком случае, я думаю, мы довольно близки друг другу и хорошо ладим. Anyway, I think we are a close family and we get on well with each other.
Некоторые из них очень близки, некоторые меньше. Some of them are very close, some are less.
Насколько вы близки с родственниками? How close are you as a family?
Становитесь настолько близки, что даже подсаживаетесь на запах друг друга. You become so familiar, even addicted to their smell.
Кольца так близки к планете, что эффект прилива не дает им объединиться в одно тело. The rings are so close to the planet that tidal effects prevent it from coalescing into a single body.
Но мы были близки с Мэри Элис, и это трагическое событие вызвало много болезненных воспоминаний. Mary Alice, and this tragic event has brought up a lot of painful memories for all of us.
Размышления современных авторов наверно никогда не были так близки к правде. The speculations of contemporary authors have probably never been closer to the truth.
По улицам уже начали ходить слухи, которые были тревожно близки к истине. Rumors striking alarmingly near the truth ran the streets already.
Так постановили старейшины, чтобы все были одинаково близки к Богу.
The elders decreed it so that everyone could be equally close to God.
Вы близки к тому, чтобы войти в красивый, захватывающий и удивительный новый мир. You are about to enter a beautiful, exciting, wonderful new world.
Так близки, что выдумали эту банальную историю о таинственном лысом мужчине с рыжими усами. So close, in fact, that they made up this corny story about a mysterious bald man with a red mustache.
Мы близки к выполнению операции, которая даст нам реальный шанс разделаться с оккупантами. We’re close to executing an operation that will give us a fighting chance to end the occupation itself.
Мы близки к выполнению операции, которая нанесёт серьёзный урон. We’re close to executing an operation that will do meaningful damage.
Они вместе учились в Академии и всегда были очень близки. They attended the Academy together, and they’ve always been quite close.
Мы были очень близки к краху, но нам удалось преодолетьчёрную полосу в 2008. We came very close to failure, but we managed to get through that point in 2008.
По меньшей мере некоторые из членов семей имеют отношения со своими семейными нанимателями, которые близки к отношениям традиционного найма. At least some family members have a relationship to their family employers that approximates to normal employment.
Они живут в Брюссели в красивом доме близки к власти. They live in Brussels in a fine house close to the seat of power.
Теперь мы уже близки к тому, что вся Африка станет зоной, свободной от ядерного оружия. The creation of the African nuclear-weapon-free zone should now be at hand.
К тому же, мы были близки. Besides, we used to be quite close.
Четыре из этих проектов уже завершены или близки к завершению, а остальные три должны быть завершены до конца года. Four of those projects had been or were about to be completed and the remaining three were expected to be finished by the end of 2003.
Мы также близки к раскрытию старых убийств, выявляем новых свидетелей. We’re also edging back into old murders, pulling up fresh witnesses.
Он не прикасался ко мне, с тех пор как я вышла из больницы, это значит, что мы не были близки уже долгое время, и я начинаю волноваться. He hasn’t touched me since the hospital, which means that him and I have not mingled limbs in a very long time, and I’m starting to get worried.
Но, хотя мы близки к достижению нашей цели, работа еще не закончена. However, while we are close to reaching our goal, we are not there yet.
Синьор, вы очень близки с моим братом. Signior, you are very near my brother in his love.
Мы очень близки к прохождению нулевой точки. We are very near penetration zero.
Мы весьма близки к универсализации в Азиатско-Тихоокеанском регионе. We are very near to achieving universality in the Asia- Pacific region.
Сэр, не могу не заметить, что вы очень близки к смерти. Sir, I can’t help but noticing that you are very near death.
Они были очень близки в Атлантик-Сити. They were both very tight in Atlantic City.
Но, несмотря на это, они очень близки. But underneath it all, they’re really very tight.
Мы непонятны друг другу и близки одновременно. We do not understand each other and at the same time we are very close.
Не только в моём случае информаторы были так близки. Not only in my case, informers were very close.
Я… просто нам не приходило на ум, что Элисон и Дженна были настолько близки. I-it just didn’t occur to us that Alison and Jenna were that close.
Но, несмотря на это, они очень близки. But underneath it all, they’re really very tight.
Ввиду этого мировая торговля железной рудой уже на 70% соответствует стандарту ИСО 9000 или же поставщики железной руды близки к этому. Therefore, 70 per cent of the worldwide iron ore trade had already achieved ISO 9000 certification or was working towards it.
Я просто думаю, что он и Мэдисон были немного более близки, чем рассказали мне. I just think he and Madison Were a little bit closer than either one want to tell me.
Условия работы турбокомпрессора здесь очень близки к условиям работы двигателя внутреннего сгорания. Turbocharger operating conditions in this location are similar to those which exist in internal combustion engines.
Он не прикасался ко мне, с тех пор как я вышла из больницы, это значит, что мы не были близки уже долгое время, и я начинаю волноваться. He hasn’t touched me since the hospital, which means that him and I have not mingled limbs in a very long time, and I’m starting to get worried.
И только, вероятно, в 1997 году обсуждаемые здесь и в других местах вопросы будут близки к окончательному разрешению. It will possibly not be until 1997 before the questions which are discussed here are anywhere near a definitive answer.
Вы в близки к раскрытию самого загадочного дела. You’re on the verge to crack a very sensitive case.
Некоторые компании предпочитают создавать свои телефонные центры в тех странах, которые по культуре близки к обслуживаемому рынку. Some companies prefer to set up their call centres in countries that have a cultural affinity with the market to be served.
Возможно, наладить сотрудничество, ведущее к более углубленной интеграции, проще тем странам, которые достигли аналогичного уровня развития, имеют схожие социальные предпочтения и близки друг к другу в культурном плане. Cooperation leading to deeper integration may be more feasible among countries with similar levels of development, social preferences and cultural affinity.
Они очень близки к достижению нирваны. They are very close to finding their bliss.
Как бы близки их кровати не были, я вполне уверен, что они не могут обмениваться закупоркой. No matter how close their beds are, I’m pretty sure kids can’t share a blockage.
Даже сейчас некоторые из них… весьма близки к королю. Some of them, even now, are very close to the King.
Мы не настолько близки, чтобы ты мог меня обидеть. You’re not interesting enough to be offensive.
Мы никогда не думали, что наши сыновья так близки. We never knew your son and our son were so close.
налоги высоки, занятость в госсекторе велика, и правительственные расходы близки к половине ВВП. taxes are high, public employment is large, and government spending is close to half of GDP.

Как работают системы быстрых платежей в России и других странах

Последние годы системы быстрых платежей активно развиваются во многих странах. В России этот сервис появился сразу в наиболее удобном и простом для пользователей варианте

Что такое СБП и как они менялись

По данным Всемирного банка, системы быстрых платежей (СБП) сегодня действуют в более чем 60 странах. Еще несколько государств планируют запустить их в ближайшее время.

Основной принцип таких систем — работа в режиме реального времени или близком к нему. Причем услуги доступны 24 часа в сутки 7 дней в неделю. Такие системы помогли уйти от привычных потребителям и бизнесу трех-пяти рабочих дней, которые раньше требовались для перевода. Клиент получает деньги быстрее, чем сам банк: система просто сообщает кредитной организации, что транзакция завершена.

Первые прообразы таких решений появились еще во второй половине XX века. Например, в Японии в 1973 году запустили Zengin System. Она достаточно сильно отличалась от современных систем быстрых платежей: транзакции занимали длительное время и проходили только в рабочие часы. Реализовать круглосуточные мгновенные переводы удалось лишь в 2010-х годах после очередного обновления системы.

По сути, настоящие СБП возникли только в XXI веке, когда Япония, Мексика и несколько других стран модернизировали свои платежные системы, а Гонконг, Польша и Австралия разработали новые.

Самый явный прогресс в развитии СБП пришелся на последние пять лет. «Большинство стран начали внедрять СБП, увидев успех первопроходцев и оценив те преимущества, которые приносят системы», — отмечают во Всемирном банке.

По мере совершенствования технологий услуга становилась все удобнее и доступнее. Ранние версии СБП во многих странах позволяли проводить платежи только с использованием банковского счета. Это делало переводы утомительными и не очень безопасными. Пользователям приходилось делиться полными реквизитами счета, чтобы запустить операцию.

Однако затем появились более простые идентификаторы — прежде всего, номера мобильных телефонов. Они привязаны в системе к банковским реквизитам. Поэтому пользователю достаточно зарегистрироваться один раз, чтобы совершать транзакции, используя только телефонный номер.

Как устроены современные системы быстрых платежей

  • Faster Payments (Великобритания)

Запущена в 2008 году по инициативе Банка Англии. Поддерживает платежи b2b, b2c, c2b и p2p.

С 2014 года в рамках Faster Payments работает бесплатный c2c-сервис Paym, который позволяет физлицам переводить деньги с одного банковского счета на другой, используя номер телефона.

  • Faster Payment System (Гонконг)

Запущена в 2018 году для удовлетворения растущих потребностей рынка в эффективных розничных платежных сервисах. Внутри сервиса деньги можно отправлять по номеру телефона или адресу электронной почты.

Первоначально система включала платежи p2p и c2b. В декабре 2020 года запущен формат c2g: теперь через FPS можно оплачивать госпошлины и сборы.

  • Target Instant Payment Settlement, TIPS (Еврозона)

Работает с 2018 года, предусматривает платежи по моделям p2p, c2b, b2c и b2b.

Пока провести платежи через TIPS можно исключительно в евро. В 2022 году сервис планируют интегрировать со шведской финансовой системой, в результате появится возможность переводить деньги в кронах.

Как работает СБП в России

В России Система быстрых платежей заработала в начале 2019 года и сразу в продвинутом варианте — идентификатором в ней служит номер мобильного телефона, привязанный к банковскому счету. СБП запустил Банк России.

Отечественная СБП соответствует международным стандартам безопасности и обмена электронными сообщениями между организациями финансовой отрасли, подчеркивают ее создатели.

По состоянию на май 2021 года в СБП входят 210 банков, включая 12 крупнейших кредитных организаций, таких как Сбербанк, Альфа-банк или ВТБ. В системе можно провести платежи между своими счетами в разных банках, а также отправить деньги другому физлицу, получить перевод, оплатить товары или услуги с помощью QR-кода.

Самой востребованной опцией остаются переводы между физлицами. По данным Национальной системы платежных карт (НСПК), которая выступает клиринговым центром СБП, сегодня этот сервис используют 20 млн человек. С момента запуска они совершили 220,75 млн переводов на общую сумму ₽1,48 трлн. Количество и объем переводов за полгода с октября 2020 по март 2021 года выросли примерно в четыре раза по сравнению с предыдущим полугодием.

Как пользоваться СБП

  • Подключиться к системе

СБП интегрирована в приложения банков-участников. Откройте свое банковское приложение, найдите в нем раздел «Настройки» и подраздел «Соглашения» или «Контакты и переводы». Поставьте галочку рядом с надписью «Система быстрых платежей».

  • Совершать переводы

В мобильном приложении банка выберите «Перевод через СБП» или «Перевод по номеру телефона / через СПБ» и отметьте счет, откуда будут списываться деньги. Выберите контакт, которому собираетесь отправить средства, а также банк получателя и сумму перевода. Средства поступят в течение нескольких минут.

Помимо скорости, пользователей привлекает возможность экономии. Переводы на сумму до ₽100 тыс. в месяц в СБП бесплатны. Сверх лимита комиссия может составлять 0,5%, но не более ₽1,5 тыс. Пользователям не нужно вводить ни номера счета, ни других реквизитов. Достаточно знать номер телефона получателя.

В каких ситуациях пригодятся быстрые переводы между физлицами

  • Перевести деньги в другой банк для оплаты кредита

Если вы получаете зарплату в одном банке, а ипотеку оплачиваете в другом, с помощью СБП можно каждый месяц переводить средства без потерь и комиссий.

  • Взять в долг или вернуть одолженное

С одной стороны, не нужно возиться с расписками. С другой — факт перевода фиксируется в системе, и отправитель может в любой момент подтвердить, что действительно перевел средства. Это поможет исключить спорные ситуации.

  • Помочь близким с крупными покупками

Поскольку операция занимает всего несколько минут, такие переводы не нужно заранее планировать. То есть с помощью СБП можно поддержать близких даже в непредвиденных ситуациях.

  • Разделить счет в ресторане с друзьями или коллегами

Если у кого-то из компании есть скидки в баре или ресторане, счет выгоднее оплачивать с одной карты. А рассчитываться между собой — с помощью СБП.

Как быстрые переводы выросли в пандемию

На фоне коронавируса и введенных ограничений мгновенные онлайн-переводы стали еще более актуальны и популярны. Пандемия еще раз подчеркнула необходимость быстрых, экономичных и повсеместно доступных цифровых платежей, отмечают эксперты Всемирного банка.

Во многих странах, развивающих СБП, эти системы показали небывалый рост по объемам и количеству переводов. По данным компании FIS, которая предоставляет технологические решения для продавцов и банков, в шести странах число транзакций в режиме реального времени увеличилось более чем вдвое по сравнению с предыдущим годом. Например, в Австралии рост составил 214%, на Филиппинах — 309%, в Польше — 208%.

Индия, где количество транзакций выросло на 213%, поставила таким образом мировой рекорд. В ее системе быстрых платежей проводилось около 41 млн транзакций в день. Это почти в 15 раз больше, чем в 2018 году. Эксперты FIS связывают такой охват и динамику с тем, что во второй по численности населения стране мира смартфоны уже стали привычным платежным инструментом, а сама СБП включает много дополнительных опций.

Однако рекордные показатели характерны не только для азиатских стран с огромным населением. В Великобритании, где работает одна из первых СБП нового поколения — Faster Payments, в пандемийном 2020 году пользователи совершили 2,9 млрд платежей. Это максимальный показатель за 12 лет работы системы.

Как СБП будут развиваться дальше

Опыт стран с наиболее продвинутыми финансовыми системами показывает, что СБП — не промежуточный этап развития и не пандемийное веяние, а важная часть финансовой инфраструктуры. К примеру, в Швеции, которая считается самым «безналичным» обществом в мире, система Swish успешно работает с 2012 года. Идея сервиса родилась из желания предоставить удобный сервис для людей, привыкших скидываться на совместные обеды.

Сегодня приложение Swish, на базе которого работает СБП, установили 7,8 млн шведов при населении страны около 10 млн. Его охотно используют для интернет-шопинга: это самый популярный способ онлайн-оплаты среди людей от 18 до 40 лет. Однако первоначальная функция — расчет между физлицами — продолжает набирать популярность и обрастает новыми возможностями. К примеру, в прошлом году в приложении появилась функция, которая позволяет напоминать друзьям и знакомым о необходимости расплатиться.

Пока большинство СБП в мире остаются внутренними. Но североевропейские страны, включая Швецию, постепенно осваивают платежи между разными государствами. Похожий проект с 2018 года реализуется в Еврозоне, хотя там запустить межнациональные переводы было намного проще: все участники используют одну общую валюту.

Но несмотря на сложности с мультивалютными расчетами, трансграничные платежи будут развиваться и стимулировать использование СБП, уверены в FIS. При этом переводы между физлицами также сохранят свое значение, а функция оплаты с помощью сервиса станет одним из драйверов распространения СБП. В России этот сервис уже набирает популярность.

От оригинала к переводу: проблема взаимодействия автора и переводчика

Библиографическое описание:

Гудий, К. А. От оригинала к переводу: проблема взаимодействия автора и переводчика / К. А. Гудий. — Текст : непосредственный // Филология и лингвистика в современном обществе : материалы I Междунар. науч. конф. (г. Москва, май 2012 г.). — Москва : Ваш полиграфический партнер, 2012. — С. 99-103. — URL: https://moluch.ru/conf/phil/archive/27/2070/ (дата обращения: 17.07.2021).

Вопрос о роли личности переводчика в художественном переводе всегда вызывает острую полемику у теоретиков перевода. Показательно в этом смысле расхождение во мнениях между В.С. Виноградовым, считающим, что парадокс обусловленных индивидуальностью переводчиков стилевых черт заключается в том, что они нежелательны, но неизбежны [1, с. 66], и A.B. Федоровым, отрицающим наличие здесь парадокса и утверждающим, что «объективность перевода и сильная индивидуальность переводчика не только совместимы, но и предполагают одна другую» [14, с. 326].

Возможности проявления индивидуальности переводчика, его собственной коммуникативной установки зависят от удельного веса творческого начала в переводе. Не случайно они наиболее широки в поэтическом и в целом в художественном переводе. В публицистическом переводе они обнаруживают обратную зависимость от степени стандартизации и обезличенности текста: они ограничены там, где текст монтируется из клише и «готовых блоков», и заметно возрастают в жанрах, где ярче проявляется индивидуальность автора (очерк, фельетон и др.).

Из сказанного следует, что в коммуникативной установке переводчика наряду с его индивидуальными чертами проявляются культурная традиция и переводческая норма в их синхронной и исторической вариативности.

Требования полноценной передачи смысла и стиля оригинала, и полноценности языка перевода составляют основу многих нормативных концепций перевода в более ранние эпохи и вплоть до последнего времени [9, с. 8].

Французский гуманист, поэт и переводчик Этьен Доле в своем труде «О способе хорошо переводить с одного языка на другой» писал, что переводчик должен соблюдать следующие пять основных принципов перевода:

1) в совершенстве понимать содержание переводимого текста и намерение автора, которого он переводит;

2) в совершенстве владеть языком, с которого переводит, и столь же превосходно знать язык, на который переводит;

3) избегать тенденции переводить слово в слово, ибо это исказило бы содержание оригинала и погубило бы красоту его формы;

4) использовать в переводе общеупотребительные формы речи;

5) правильно выбирая и располагая слова, воспроизводить общее впечатление, производимое оригиналом в соответствующей «тональности» [19].

Английский поэт, драматург, критик Джон Драйден в 1680 году ставил перед переводчиком следующие требования:

1) быть поэтом;

2) владеть языком оригинала и своим собственным языком;

3) понимать индивидуальные особенности автора оригинала;

4) сообразовывать свой талант с талантом автора оригинала;

5) сохранять смысл оригинала;

6) сохранять привлекательность оригинала без ущерба его смыслу;

7) сохранять качество стиха в переводе;

8) заставить автора говорить так, как говорит современный англичанин;

9) не следовать слишком близко букве оригинала, чтобы не утратить его дух;

10) не стараться улучшить оригинал[22].

Британский историк и писатель Александр Фрейзер Тайтлер в своем эссе «Принципы перевода» предлагал нижеизложенные требования к переводческому процессу:

1) перевод должен полностью передавать идеи оригинала;

2) стиль и манера изложения перевода должны быть такими же, как в оригинале;

3) перевод должен читаться так же легко, как и оригинальное произведение [23].

Из вышеперечисленных требований видно, что переводчику недостаточно в совершенстве владеть языком перевода, он также должен обладать обширными знаниями в области чужой культуры, чтобы не утратить дух оригинала, должен понимать, мастерски передавать глубинные замыслы и идеи автора, отчеканивая каждое слово без ущерба смыслу подлинника.

Нельзя не согласиться с Т.А.Казаковой, которая отмечает, что переводчику художественных текстов общество как бы отводит роль посредника в адаптации исходного знака к условиям иноязычной культуры. [5, с. 54].

В.В. Ризун считает художественный перевод одним из наиболее эффективных и популярных видов межнациональных контактов. Поэтому как явление эстетическое, литературное, языковое он требует бережного и внимательного отношения к литературным достояниям. [10, с. 3]

Рассматривая перевод как акт двуязычной коммуникации, важно учитывать различия культур ее участников. Проблемы перевода не только «билингвистичны», но и «бикультурны». Говоря о переводе в аспекте межкультурной коммуникации, Г. Д. Томахин указывает, что это не только соприкосновение двух семантических систем со своими национально-культурными свойствами, но и контакт представителей двух лингво-культурных общностей, каждый со своим мировосприятием и определенным фондом культурного наследия: фоновыми знаниями, речевым этикетом, морально-эстетическими нормами и многое другое [12, с. 130]. Коммуниканты, участвующие в межъязыковой коммуникации, говорят на различных языках. Кроме того, они имеют различные базовые знания, различный социальный и исторический опыт, принадлежат к различным культурам. Исследуя перевод как акт двуязычной коммуникации, необходимо учитывать различия в социально-культурном опыте носителей ИЯ и ПЯ. В этой связи следует специально отметить, что в межъязыковом коммуникативном акте, кроме отправителя и получателя, участвует переводчик. Его цель – создание на языке перевода текста, который предназначен для полноправной замены исходного текста, в том числе и в прагматическом плане. В теории перевода национально-культурная специфика получателей оригинала и перевода, фоновые знания участников коммуникации рассматриваются как важнейшие прагматические факторы, влияющие на процесс перевода. Влияние этих прагматических факторов особенно значимо, на наш взгляд, при переводе реалий как специфических лексических единиц, которые являются носителями ярко выраженного национально-исторического колорита. Важнейшей предпосылкой для верной передачи реалий в переводе является знание переводчиком реалий ИЯ, верное представление о них. Такого рода экстралингвистическая информация составляет основу фоновых знаний, детерминирующих деятельность переводчика, как на этапе восприятия исходного теста, так и в процессе создания теста перевода. Фоновые знания переводчика, его знакомство с описываемой в тексте реальной ситуацией являются важнейшими элементами переводческой компетенции. Очевидно, что любой реальный процесс перевода проходит множество этапов, характер которых зависит от индивидуальности переводчика и специфики переводимого произведения. Осуществляя перевод, переводчику постоянно приходится оценивать относительную важность отдельных элементов текста, обеспечивающих построение грамматически и семантически правильного высказывания. Выбор варианта, связанного с наименьшими потерями, составляет важную часть творческого акта перевода и обеспечивается путем использования переводчиком определенных приемов. Среди прочих для переводчика при выборе стратегий решающими оказываются функциональные доминанты текста, тот совокупный инвариант текста ИЯ, который подлежит обязательной передаче в тексте перевода. Анализ работ по переводоведению, посвященных рассмотрению этого вопроса, позволяет с уверенностью говорить о необходимости сохранения национального и исторического колорита оригинала в переводе. При этом те элементы подлинника, которые являются наиболее яркими показателями национального и исторического своеобразия произведения, т.е. так называемые реалии, требуют к себе особого внимания. Значение этих лексических единиц в большинстве случаев должно быть передано в переводе. Первым и абсолютно необходимым требованием к переводчику в процессе межъязыковой коммуникации является «профессиональное двуязычие» [16, с.129]. Предполагается также, что переводчик в равной (или почти равной) степени владеет как исходной, так и переводящей культурами [5, с. 8]. Тем не менее, практика показывает, что это далеко не так. В частности, исследователи Г.В. Ейгер, В. Л. Юхт подчеркивают, что «переводчик лишь в редких случаях бывает «чистым» билингвом: как правило, только один из языков является для него родным. Это накладывает определенные ограничения на возможности переводчика» [4, с. 89]. Как подчеркивает В. И. Хайрулин, переводчик – это человек, который сформировался в определенном языке и является продуктом определенной языковой и социальной среды [15, с. 192]. Данный факт не может не оказывать влияния на его стратегию. Рассматривая перевод как творческий процесс, связанный с особенностями иноязычной культуры нельзя забывать о том, что переводчик, также как и отправитель и рецептор – это самодеятельная языковая личность, полноправный участник межъязыковой коммуникации, который может быть носителем либо языка оригинала, либо языка перевода. Следовательно, рассматривая переводчика в первую очередь в качестве получателя текста оригинала, и учитывая при этом, что переводчик может быть носителем ИЯ либо ПЯ, можно справедливо предположить, что этот факт определенным образом влияет на стратегию переводчика в целом, и в частности на его стратегию при переводе реалий. А. Д. Швейцер считает, что трудности, возникающие у переводчиков (соответственно носителей ИЯ и ПЯ) в процессе работы над текстом переводимого произведения находятся в непосредственной зависимости от принадлежности переводчика к тому или иному языковому коллективу. Для переводчика, не являющегося носителем данного языка и данной культуры «проникновение в содержание исходного текста и связанная с этим необходимость в декодировании его референциального и прагматического аспектов, опирающихся не только на языковую, но и на внеязыковую информацию, в том числе фоновую, всегда представляет собой сложную проблему» [18, с. 84]. Поэтому для переводчика с иностранного языка на родной основную трудность представляет собой процесс осмысления оригинала. «Что касается переводчика с родного языка на иностранный, то для него анализ исходного текста, как правило, не сопряжен с серьезными трудностями, хотя, разумеется, эта проблема и здесь играет определенную роль. Основная трудность заключается в данном случае в нахождении средств выражения относительно легко декодируемой информации оригинала на язык перевода» [Op.cit.: 85]. Американский переводовед Ю. Найда подчеркивает, что национальные переводчики, т. е. переводящие на родной язык, как правило, склоняются к исходному языку, которым они овладели. Переводчики – иностранцы, т. е. переводящие на неродной язык, склоняются к языку-рецептору [21, с. 97]. Существует также и такая точка зрения, согласно которой представители некоторых культур обнаруживают нечто вроде комплекса неполноценности по отношению к своей культуре и благоговеют перед всем инокультурным [6, с. 28]. В таких случаях перевод также сопровождается переносом инокультурных явлений в текст переводящего языка. Принимая во внимание вышеупомянутые точки зрения, представляется правомерным допустить, что факт принадлежности переводчиков к различным культурно-языковым коллективам (ИЯ и ПЯ) может служить основой для анализа степени вариативности переводческих решений в процессе перевода и фактором, влияющим на принятие этих решений.

При всей важности сохранения в переводе национально-культурной специфики произведения главным все-таки остается требование передать индивидуальный стиль автора, авторскую эстетику, проявляющуюся как в самом идейно-художественном замысле, так и в выборе средств для его воплощения. Это, казалось бы, очевидное требование оказывается достаточно трудновыполнимым. Прежде всего, оно вступает в конфликт с требованием адаптации текста к инокультурному читателю, поскольку такая адаптация неизбежно ведет к замене тех или иных выразительных средств другими, принятыми в литературной традиции переводящего языка. Но главная трудность состоит в том, что перевод часто предполагает выбор из нескольких вариантов передачи одной и той же мысли, одного и того же стилистического приема, использованного автором в оригинале. И делая этот выбор, переводчик вольно или невольно ориентируется на себя, на свое понимание того, как в данном случае было бы лучше сказать.

Гарбовский Н.К. отмечает, что при этом возникает противоречие: с одной стороны, чтобы осуществлять художественный перевод, переводчик сам должен обладать литературным талантом, должен владеть всем набором выразительных средств, т.е., по сути, быть писателем. С другой стороны, чтобы быть писателем, нужно иметь свое эстетическое видение мира, свой стиль, свою манеру письма, которые могут не совпадать с авторскими. В этом случае процесс перевода рискует превратиться в своеобразное литературное редактирование, при котором индивидуальность автора стирается, перевод становится автопортретом переводчика, а все переводимые им писатели начинают «говорить» его голосом [3, с. 79].

Существует мнение, что переводчик должен отказаться от своей творческой индивидуальности или вовсе ее не иметь, полностью «раствориться» в оригинале. Однако полное самоустранение переводчика не позволит ощутить, не понять, а именно ощутить произведение в полной мере. Чтобы читатель перевода увидел лицо автора, переводчик должен найти не формальные, а функциональные соответствия каждому авторскому приему, а это уже требует от него не самоустранения, а активной творческой позиции. Если же переводчик – не писатель, если он не владеет художественной речью во всей полноте составляющих ее приемов, то написанный им текст не будет художественным, а значит, читатель и в этом случае не увидит лица автора, текст станет просто безликим. Полноценный перевод невозможен без личного (и литературного, и жизненного) опыта переводчика. К. И. Чуковский пишет по этому поводу: «Писателям-переводчикам, как и писателям оригинальным, необходим жизненный опыт, необходим неустанно пополняемый запас впечатлений. Писатель оригинальный и писатель-переводчик, не обладающие многосторонним жизненным опытом, в равной мере страдают худосочием. Век живи – век учись. Учись у жизни. Вглядывайся цепким и любовным взором в окружающий мир… Если ты не видишь красок родной земли, не ощущаешь ее запахов, не слышишь и не различаешь ее звуков, ты не воссоздашь пейзажа иноземного. …. Если ты не наблюдаешь за переживаниями живых людей, тебе трудно дастся психологический анализ. Ты напустишь туману там, где его нет в подлиннике. Ты поставишь между автором и читателем мутное стекло» [17, с. 55–56].

Таким образом, несмотря на различные взгляды и подходы к соавторству переводчика и автора оригинала, у русских лингвистов преобладает мнение о том, что взаимодействие двух творческих личностей в переводе – это, прежде всего, сотрудничество.

Нельзя сказать подобного о французских лингвистах, которые четко выделяют две противоположные школы перевода относительно позиции автора-переводчика в двуязычной коммуникации: «источник-позиция» (“sourcistes”) и «цель-позиция» (“ciblistes”) [20, с. 49]. Аналогов данным реалиям в русском языке нет, следовательно, в рамках лингвистической терминологии “sourcistes” и “ciblistes” служат ярчайшим примером «непереводимости» [2, с. 79]. Приблизительный перевод «источник-позиция» и «цель-позиция» передает предметное содержание терминов, но при этом теряется их колорит.

Согласно первой теории («источник-позиция»), переводчик должен оставаться верным форме оригинального текста. Ему необходимо воспроизвести все стилистические элементы оригинала, сохранить единый тон, не изменять культурную значимость слов и даже (в крайнем случае) подчинить язык перевода форме, диктуемой подлинником. Переводчик – приверженец оригинала в первую очередь должен следить за тем, чтобы не предать набор выразительных средств автора, а также стремиться к точной передаче смыслового содержания текста.

Вторая теория («цель-позиция») исходит из того, что необходимо отдать предпочтение точности слов стилистике, когда это требуется. Чтобы «передать сообщение», в переводе иногда должны присутствовать замены культурно-окрашенных слов оригинала соответствующими эквивалентами, но только хорошо известными читателям принимающей культуры. Самым важным остается «смысл» сообщения, которое пытается передать автор. Прежде всего, переводчик должен передать это сообщение в естественной идиоматичной форме читателю на языке перевода, оставаясь при этом верным языку, манере и тону автора текста-оригинала.

Итак, сторонники концепции «источник-позиция» стремятся к максимальному точному сохранению черт подлинника, а приверженцы теории «цель-позиция» пытаются ассимилировать заимствования для доступности текста перевода.

Столкновение этих двух противоположных концепций перевода происходит, как правило, в контексте повествований, насыщенных культурно-маркированной лексикой. Нельзя не отметить сказы Н.С. Лескова, в которых ярко выражается конфликт “сурсистов” и “сиблистов”, и которые он сам считал «непереводимыми» [7]. По словам Д. П. Святополка-Мирского, «Н.С. Лескова русские люди признают самым русским из русских писателей и, который всех глубже и шире знал русский народ таким, каков он есть» [11].

Именно в сказах ярко выражается конфликт “источник-позиция” и “цель-позиция”:

Спустя несколько лет после публикации символичной прозы Н.С. Лескова «Левша», автор заявил о том, что автор и переводчик – это два певца. Если они поют по-разному, то они не могут конкурировать. Он задается вопросом о том, может ли француз представить, например, образ Мармеладова или Раскольникова? Он утверждает, что стиль, язык и искусство писания теряются в переводе [13, с. 242-245].

Подводя итог всему вышесказанному, следует подчеркнуть, что столкновение двух творческих личностей – автора и переводчика – это либо сотрудничество, либо конфликт. Для того чтобы оно стало сотрудничеством, переводчик должен не просто глубоко вникнуть в авторскую эстетику, в его образ мыслей и способ их выражения, он должен вжиться в них, сделать их на время своими. Для этого мало внимательно проанализировать переводимое произведение, необходимо прочитать как можно больше из написанного этим писателем, познакомиться с его биографией, с литературной критикой, с тем, что сам автор говорил или писал по поводу своих произведений. Для полноценного перевода требуется глубокое знание всего творчества автора и всех обстоятельств создания переводимого произведения. Только при таком подходе переводчик сможет на время перевоплотиться в этого писателя и «заговорить» его голосом. При этом он использует свой творческий потенциал, свое умение создавать художественный текст на переводящем языке, но, полностью переключившись в эстетическую систему автора, настроившись на его стиль, становится «полпредом» создателя оригинала.

Способность вжиться в мироощущение писателя-представителя другой культуры может появиться у переводчика в двух случаях. Во-первых, если он, владея всем разнообразием выразительных средств переводящего языка, все-таки не является в полной мере самостоятельным художником-творцом, т.е. у переводчика нет собственной творческой манеры письма, а поэтому он обладает высокой степенью адаптивности. Во-вторых, если он переводит писателя, близкого ему по мироощущению и творческому методу.

Таким образом, воссоздание в переводе образа автора во всей его индивидуальности возможно лишь в том случае, если переводчик представляет собой творческую личность с богатым личным опытом и высокой степенью адаптивности и если свой перевод он создает на основе глубочайшего проникновения в систему мировоззренческих, этических, эстетических взглядов и художественного метода автора.

Если сравнить несколько переводов одного и того же произведения, выполненных разными переводчиками, то можно найти различия в используемых ими выразительных средствах; анализ показывает, что переводы разнятся друг от друга, потому что каждый переводчик по-своему раскрывает индивидуальность автора. Различие состоит в том, что каждый из них вкладывает в перевод нечто свое, неповторимое, субъективным выражением чего является свой, неповторимый подбор изобразительных средств. Общее в творческом подходе переводчиков заключается в их стремлении соответствовать требованиям, которые предъявляло им общество и духовная культура их времени, а индивидуальное — в своеобразии, в индивидуальном подходе каждого переводчика к оригиналу.

Следовательно, о качестве переводов нужно судить не столько по количеству удачно переданных моментов оригинала, сколько по тому, насколько переводчикам удалось добиться единства содержания и формы, объективного и субъективного [8, с. 76].

Опираясь на опыт предшественников и современников, каждый переводчик вырабатывает свои методические принципы переводческой деятельности. Он по-своему усваивает этот опыт и формирует свой индивидуальный метод переводческой работы.

Задача переводчика – показать, а не скрывать или деформировать творческое своеобразие и творческую личность автора. В то же время перевод не может осуществляться без переводчика. Без его эмоционального соучастия, сопереживания перевод не может быть художественно полноценным. Отношения между личностью автора и личностью переводчика художественной литературы, их взаимосвязь и взаимообусловленность нужно искать не в исключении творческой личности автора и переводчика, а в их большем или меньшем слиянии.

Литература:

  1. Виноградов В.С. Лексические вопросы перевода художественной прозы. М.: Издательство Московского университета, 1978. – 172 c.

  2. Влахов, Флорин 1980 – Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. / Под ред. Вл. Россельса. М.: Международные отношения, 1980. – 352 c.

  3. Гарбовский, Н.К. Теория перевода [Текст] / Н.К. Гарбовский. – М.: Изд-во МГУ, 2004. – 544 с.

  4. Ейгер Г. В., Юхт В. Л. Некоторые психолингвистические аспекты процесса перевода научно-технической литературы (взаимодействие фоновых и языковых знаний переводчика) // Тетради переводчика (Москва). – 1987. – Вып. 22. – С. 87-93.

  5. Казакова Т. А. Практические основы перевода. – СПб., 2001. – 320 с.

  6. Кон И. С. К проблеме национального характера // История и психология / Под ред. Б. Ф. Поршневаи Л. И. Анцыферовой. – М., 1971. – С. 122-158.

  7. Лесков Н.С. Письмо от 5 октября 1888. Собрание сочинений в 11 томах. M., 1958, т. XI, – 405 c.

  8. Лилова, А.А. Введение в общую теорию перевода [Текст] / А.А. Лилова ; перевод с болгарского ; под общ. ред. П. М. Тора. – : Высшая школа, 1985. – 256 с.

  9. Паршин, А. Теория и практика перевода [Текст] / А. Паршин. – М.: Высш. шк., 2008. – 422 с.

  10. Ризун В.В. К вопросу о социально-культурной адаптации художественного произведения// Теория и практика перевода. Киев: Вища школа, 1982. – С. 3-12.

  11. Святополк-Мирский, Д. П. Поэты и Россия // Версты. Вып.1. Париж, 1926.

  12. Томахин Г. Д. Перевод как межкультурная коммуникация // Перевод и коммуникация. – М.: ИЯз РАН, 1997. – С. 129-137.

  13. Фаресов А.И. Против течений – Н.С. Лесков. Его жизнь, сочинения, полемика и воспоминания о нем. СПб. – 1904. – С. 242-245.

  14. Федоров А.В. Основы общей теории перевода. М.: Высшая школа, 1983. – 338 c.

  15. Хайруллин В. И. Способы передачи артефактов в переводе // Лингвострановедение: методы анализа, технология обучения. Шестой межвузовский семинар по лингво-страноведению. Языки в аспекте лингвострановедения: сб. науч. статей. В 2 ч. Ч. 1 / под общ. ред. Л. Г. Ведениной. Моск. гос. ин-т междунар. отношений (ун-т) МИД России. – М.: МГИМО-Университет, 2009. – С. 191-196.

  16. Цвиллинг М. Я. Требования к личности устного переводчика и проблема профессиональной подготовки. // Перевод и лингвистика текста. – М., 1994. – С. 128-135.

  17. Чуковский К. И. Высокое искусство. – М., 1988. – с. 448.

  18. Швейцер А. Д. Основные проблемы обучения переводу с русского языка на иностранный // Актуальные проблемы преподавания перевода и иностранных языков в лингвистическом вузе: Сб. науч. тр. / МГЛУ. Вып. 423. – М., 1996. – С. 84-92.

  19. Dolet E. La manière de bien traduire d’une langue en autre, P. – 1540. – p. 183.

  20. Gery. C. Mélanges offerts à Daniel Alexandre, Modernités russes
    hors série // De la source à la cible : quelques réflexions sur la traduction des skaz de N. S. Leskov. – Lyon, 2008, p. 49-63

  21. Nida Е. A. Language Structure and Translation. – Stanford, Calif, 1975. – 230 p.

  22. Rechetov V.G., Tcharouchin A.N. Essays of John Dryden / Ed. вy W.P. Ker. Oxford, 1926. Vol. 1-2.

  23. Tytler A.F. Essay on the Principles of Translation, London, 1791.

Data Vault: Таблицы Связей

Аннотация

Назначение этого документа – представить и обсудить заявленную на патент технологию под названием Data Vault™ (прим. переводчика: статья была написана в 2001 году, в предоставлении патента было отказано в январе 2005; сейчас архитектура Data Vault – общедоступна – FREE and PUBLIC DOMAIN). Data Vault™ – новый этап эволюции моделирования данных для хранилищ данных масштаба предприятия. Это – четвертая статья в ряду публикаций о Data Vault. Эта статья исследует пример Data Vault, приведенный в 3-ей статье Серии, расширяет понятия Связывания, Спутников добавленных к Связям и дополняет описание методов соединений (join techniques). Таблицы Связи – экземпляры отношений «многие ко многим», возникающие в бизнесе и в логических моделях. Спутники, отходящие от таблиц Связей, представляют информацию об изменении соответствующего контекста. Первая статья серии обсуждала Хабы, как сингулярные конечные ключи бизнеса, а Связи как некий составной ключ.

В этой статье мы также рассмотрим «проблему связей и отношений». Эти проблемы представлены очень кратко, наряду с некоторыми потенциальными решениями. Движки СУБД имеют непосредственное отношение к проблемам связей и соединений, их внутренний алгоритм не был настроен на обработку огромных объемов данных, с которыми в настоящее время имеют дело предприятия. Запросы в отношении этих структур представлены здесь, но подробно обсуждаться не будут до будущей статьи.

Имейте в виду, что содержит этот документ. Следующая статья серии будет обсуждать такие темы, как: вставка, обновление, удаление, обработка фактов, агрегатов, загрузка в режиме близком к реальному времени и пакетные загрузки. Рекомендуется, чтобы Вы были знакомы с концепцией Data Vault и прочитали предыдущие публикации на www.tdan.com или у нас на сайте.

 

1.0 Введение

Назначение этого документа – представить и обсудить заявленную на патент технологию под названием Data Vault™ (прим. переводчика: статья была написана в 2001 году, в предоставлении патента было отказано в январе 2005; сейчас архитектура Data Vault – общедоступна – FREE and PUBLIC DOMAIN). Data Vault™ – новый этап эволюции моделирования данных для хранилищ данных масштаба предприятия. Целевая аудитория этой статьи: проектировщики данных, желающие построить модель Data Vault, или специалисты в области хранилищ данных и BI, интересующиеся запросами к Data Vault. Здесь мы сосредотачиваемся исключительно на таблицах Связей и Спутниках, являющихся дочерними таблицами Связей, наряду с некоторыми методами запросов данных из Связей. Мы также обсуждаем проблемы, связанные со степенью детализации таблиц Связи, добавления новые Хабов и их влияния на масштабируемость. В этой статье рассмотрены следующие темы:

  • Сущность Связь (Link).
  • Спутники для сущности Связь.
  • Факты и агрегаты, хранимые в структурах Связей.
  • Изменение степени детализации в сущностях Связях.
  • Операции соединения (join), использующие сущности Связи.
  • Выводы и заключение.

Прочитав это документ, Вы можете узнать:

  • Как моделировать различные составные ключи (сущности Связи).
  • Как размещать факты в Спутниках.
  • Как изменение степени детализации воздействуют на архитектуру.
  • Что представляет собой сущность Связь.
  • Некоторые из проблем, с которыми сталкиваются сущности Связи

 

В архитектуре Data Vault составные ключи всегда представляют собой отношения между двумя типами бизнес ключей. Эти ключи «расквартированы» по отдельным Хабам, а для того чтобы представить взаимоотношения между ними, архитектура обеспечивает табличную структуру, реализующую связь «многие ко многим». Помните, все это предназначено для хранилищ данных, а не для нормализованных OLTP систем – поэтому, архитектура была перепроектирована, чтобы удовлетворить эти потребности.

Единственное исключение в этом правиле о составных ключах – дата загрузки, которая используется как часть первичного ключа Спутников для фиксирования времени загрузки. Сущность Время (календарь) стоит особняком в модели Data Vault как один из нескольких типов таблиц, не связанных между собой. Если бы мы должны были связать сущность Время (календарь) с каждым Спутником, то модель была бы слишком сложной для чтения.

Под этим обликом архитектура обеспечивает таблицу «многие ко многим», которая играет важную роль в: гибкости, расширяемости, возможности изменений, и ассоциации между бизнес ключами. Сущность Связь может быть самым мощной сущностью в пределах архитектуры. Конечно, сущность Связь добавляет сложности на уровне движков СУБД, связанные с операциями соединения. Это может вызвать общие проблемы с производительностью хранилища данных – но не из-за архитектуры, а из-за проблем на уровне движка СУБД.

 

2.0 Сущность Связь

Понять сущность Связь (таблица Связь (Link)) значит понять природу взаимоотношений внутри бизнеса. Например, когда человек бизнеса заявляет: «вот номер счета-фактуры», большинство вовлеченных в этот бизнес знают, что это означает. Конечно интерпретации того, что счет-фактура действительно означает для разных групп, может отличаться – поэтому определение метаданных должно проводиться по всей компании. Однако, когда то же самое лицо заявляет: «этот счет-фактура выписан клиенту X», то этим уже установлены отношения между заказчиком и счетом-фактурой.

И клиент, и счет-фактура – это отдельные сущности. Иными словами, счет-фактура не всегда требует данных о клиенте (счета-фактуры могут быть внутренними), а клиент может иметь контакты только с маркетингом и, возможно, не иметь ни одного выставленного ему счета. Общее деловое чутье говорит нам, что необходимо связать счет, по крайней мере, с одним клиентом (под клиентом, может пониматься корпорация, индивидуальное лицо и т.п.).

Существует другая вложенная тема к этим выражениям: реальное время, предприятие с нулевой задержкой, близко к реальному времени, по требованию. Назовите, что будет у вас? Архитектуры моделей данных сегодня (за исключением Data Vault) зависят от наборов данных и времени прохождения данных через обрабатывающие системы, что делает невозможным осуществлять синхронизацию данных в режиме близком к реальному времени. Data Vault, частично из-за таблицы Связи, частично из-за того, как структурированы Хабы, позволяет практически в реальном времени питать данные «позднего связывания» («late-bind» data) или синхронизировать данные при их прибытии. Конечно, это является предметом метаданных, и я отвлекся – так давайте вернемся обратно на уровень выше, и сосредоточим внимание на взаимосвязях между элементами.

Определение, которое приводится в 1-ой статье Серии выглядит следующим образом: «Связь представляет собой отношения или транзакции между двумя или более бизнес-компонентами (двумя или более бизнес-ключами)». Сущность Связь может выглядеть следующим образом:

Рисунок 2-1. Связь Клиента и Счет-Фактуры

Здесь показано только два слоя детальный данных: клиент со счетами-фактурами. Чтобы добавить другие детальные данные, добавьте другие Хабы или другие Связи. Приведенное выше изображение показывает, что клиент с идентификатором 1 связан со счетом 100, а клиент с идентификатором 2 связан со счетом 101. Конечно, верхняя и нижняя таблица – Customer Hub и Invoice Hub соответственно.

А что относительно отношений «один к одному», «один ко многим» или «многие к одному»?

Мы пока не рассматриваем управление процессами загрузки, наполняющими структуры данных. Есть несколько важных причин, почему мы реализуем структуру Связей независимо от типа отношений:

  1. 1. Будущая расширяемость (extensibility) – мы можем легко добавлять Хабы c дополнительными Связями в наши существующие модели хранилищ данных, не нарушая существующую историю. Это важно для успешного развития модели в будущем. Особенно сегодня, когда требования бизнеса быстро меняются – информационные системы и модели данных должны быть в состоянии идти в ногу. В будущем эта архитектура может играть роль на физическом уровне динамически расширяемых моделей данных.
  2. 2. Изменение бизнес правил – сегодня правило может быть «один к одному», в будущем, бизнес может продиктовать, что на самом деле, один клиент может быть связан с более чем с одним счетом-фактурой, или, возможно, один счет-фактура может быть направлен нескольким клиентам. Когда бизнес меняется, эта структура оставляет модель понятной и позволяет сохранить историю, в то время как новые правила начинают применяться.
  3. 3. Неуместные (Misplaced) Данные – Слишком часто в существующих архитектурных моделях есть данные, ассоциируемые с таблицами, имеющими составные ключи, но не подходящие этим таблицам. В этой архитектуре моделирования становится проще обнаружить ошибки моделирования и исправить их, иными словами поставить данные в то место, которому они принадлежат, непосредственно с соответствующим ключом.
  4. 4. Контроль Степени детализации – повсеместное поддержание степени детализации информации очень важно. Удостоверьтесь, что информация или элементы данных размещаются в соответствии их назначению и смыслу, а также, что агрегация контролируется степенью детализации ключей. Добавление еще одного ключа к сущности Связь очень похоже на добавление еще одного измерения к таблице фактов. Это может изменить степень детализации Спутников, связанных со Связью. Для таблицы Связи, не имеющей Спутников, вносить изменения очень легко.

Зачем сразу создавать таблицы Связи?

Частично этот вопрос был рассмотрен в 1-ой статье серии. Важно признать, что объекты существуют в нашем физическом мире без приписывания к другим объектам. Автомобили существуют без водителей, бутылки содовой существуют без потребителей, брюки существуют без владельцев. Эти элементы снабжены ярлыками, пронумерованы, и некоторым способом идентифицированы. Когда человек становится потребителем, владельцем или пользователем, то он становится связанным с этими объектами. Это имеет жизненно-важное значение для повышения уровня понимания информации, имеющейся в нашем распоряжении. Без ассоциации информации у нас есть большая проблема распознавания паттернов и причин существования этих паттернов.

Ассоциации могут быть извлечены из первичных и внешних ключей, но почему разделяют их на таблицы связей?

По большей части бизнес заинтересован не только в ассоциациях, но и в паттернах (моделях) ассоциаций и в ориентирование в этих ассоциациях . Отделяя ассоциативные данные, мы можем начать применять логические механизмы (inference engines) к этим паттернам, и узнать новые факты, возможно, упущенные нами ранее. Основная причина заключается в гибкости. Ассоциации изменяются с течением времени. Как только я потребляю бутылку содовой, я избавляюсь от бутылки, отправляя ее на переработку (утилизацию) – теперь переработчик является владельцем бутылки, а не я. Если история этих отношений может быть отслежена, то в будущем отношения могут регулироваться через различные методы воздействия. Это широко известно, как использование интеллектуального анализа (data mining), для нахождения умозаключений и ассоциативных паттернов, сегментации и детерминированных паттернов, скрытых в данных, которые мы могли бы пропустить и не найти, если бы не извлекали.

Эти ассоциативные паттерны, однажды помещенные в таблицу Связи, легче обнаружить, в будущем легче произвести гибкие архитектурные изменения модели данных, и исследовательские отношения могут быть созданы, измерены и удалены по желанию (или автоматически).

 

2.1 Спутники для сущностей Связь

Что по поводу дублирования ключей во время процесса загрузки?

Следующая проблема, с которой мы можем столкнуться (справедливо для всех стилей моделирования конечных дат), касается загрузки дубликатов в течение одной потоковой или пакетной загрузки (batch load). Дубликаты (по ключу, но с разным контекстом строки) прибывают в одну и ту же долю секунды из-за высокой скорости процессов массовых загрузок (bulk-loading processes).

Повторяющиеся ключи могут когда-либо появиться только в таблицах Спутник и PIT. Повторяющихся ключей никогда не должно быть в Хабе или Связе. Эти две структуры должны содержать одно и только одно значение того суррогатного и бизнес-ключа, которого они представляют. Эта проблема относится к Спутнику и к PIT таблице, являющейся производной от Спутника и наследующей аналогичные проблемы. Проблематичные строки могут выглядеть следующим образом:

SOURCE:

Где строка 1 – это первая загруженная из системы-источника, а строка 2 – это обновление в системе-источнике. В этом случае они обе должны вставляться в Спутник. Для этого:

  1. Добавьте инкрементную колонку – это добавит данные и ширину таблицы
  2. Добавьте секунды к временной отметке (time stamp) – требует сложной логики управления, изменяет процесс выставления временных отметок (time stamping)
  3. Разделите строки на два обрабатываемых набора – один для вставок (оригинальных строк), один для сравнений при вставке/обновлении.
  4. Предварительно сгенерируйте дату загрузки в буферной (staging) области; добавьте одну секунду, или одну минуту к информации, чтобы позволить попасть в целевую таблицу.

Все это – потенциальные решения. Единственным решением, которое, работает часто и согласованно для режима близкого к реальному времени, является решение 1. Альтернативные решения в настоящее время исследуются и будут обсуждены подробно на www.danlinstedt.com (домашняя страница Data Vault). Если у Вас в настоящее время строится стратегическое хранилище данных (значение времени ожидания данных – не проблема), то предварительная обработка даты загрузки – наилучшее решение. После того как данные загружены в буферную (staging) область, они могут быть секционированы (partitioned), проверенны и обновлены параллельным способом. Что работает в наших интересах это то, что упомянутый выше случай составляет обычно меньше чем 10 % от всего объема данных. Это помогает уменьшить работу по обновлению, и повысить производительность.

Если строится тактическое (активное/близкое к реальному времени) хранилище данных, то должен быть построен более сложный процесс проверки транзакций – реальный вопрос теперь выглядит так: почему мы получаем две одинаковые строки в течение одной и той же миллисекунды? Если это система практически реального времени, это можно рассматривать как продублировавшиеся операции, а буквально вставить только один раз – и нужно послать сообщение администратору, оповещающее его о том, что возможно есть проблемы в обработке строк в исходной системе. В противном случае, эти транзакции должны быть на «расстоянии», по крайней мере (если не больше), в одну секунду друг от друга.

Спутники функционируют как исторический склад для всей истории. Спутники, связанные с сущностью Связь, представляют историю отношений, связанных композитным ключом. Дополнительное обсуждение Спутников будет в последствии.

 

2.2 Факты и агрегаты в таблицах Связях

Один из вопросов, который часто задают – возможность обрабатывать агрегированные значения или заранее рассчитывать агрегаты в Data Vault. Ответы, по меньшей мере, интересны. Есть две теории: 1) о том, что новый Спутник может быть присоединен как потомок к таблице Связи. Этот спутник будет содержать агрегированные данные. И, конечно, 2) о том, что в Data Vault будет построен новый уровень (layer) с более высокой степенью детализации. Похоже, как будто, 2-ой вариант более популярный, поскольку позволяет дополнительную денормализацию некоторых объектов структуры данных (позволяющую Связям больше походить на безфактовую таблицу фактов (factless-fact) с дополнительными ключами) и Спутник выглядит как история агрегаций…

Пожалуйста, не путайте это со снежинко-образной схемы. Это не так. Во-первых, таблица связи будет содержать суррогатные ключи, которые никогда не меняются (как и Спутник), во-вторых, спутник может содержать историю агрегированных фактов – в зависимости от того, как таблица фактов была сконструирована, могут или не могут быть доступны.

Эта концепция развивается, и методу номер 2 в настоящее время отдают предпочтение реализуя хранилища в 1 ТБ и больше. Это подводит нас к обсуждению степени детализации.

 

2.3 Изменение степени детализации в таблицах Связи

Степень детализации (гранулярность) – это огромный вопрос, связанный с витринами данных. Во многих случаях от хранения детальных данных отказываются по причине чрезмерных объемов данных или простоты запрашиваемых фактов. Существует неправильное представление, что витрины данных могут быть легко скомпонованы заново из фактов уровня агрегации (aggregate level). Это далеко от истины. Что делать, если какой-то агрегированный факт считался неправильно в течение последних 2 лет, и детальные данные потеряны или не хранились? Становится непреодолимой задачей – восстановление не только части агрегатных значений, о которых идет речь, но и всех остальных агрегатов, которые зависят от неправильно посчитанного.

Что относительно OLTP в хранилище (3-ья нормальная форма)? В этом случае возникают другие проблемы. Основным виновником является проблема каскадирования первичных ключей, что, в свою очередь причина проблем масштабируемости и гибкости. Это делает почти невозможным включить агрегирование в качестве опции в 3NF модель и точно учесть и определить факты, которые могут в ней содержаться. Data Vault имеет свою долю проблем (наподобие сейчас описанных), однако очевидно, что Data Vault может работать с изменениями степени детализации.

Где могут встретиться проблемы?

Одно из мест и определенно, единственное место – таблица Связи. Все изменения степени детализации направлены на Связи и любые другие Связи, которые соединены вместе (Связь со Связью). Каждый раз как происходит любое добавление или удаление первичного ключа из таблицы Связи, определение степени детализации Спутников изменяется. Каждый раз, когда структура ключа (композитного ключа) меняется, таблица Связи представляет другой набор информации. Однако есть одна очень важная разница между Data Vault, 3-ей нормальной формой и схемой Звезда: таблица Связь в Data Vault не меняет своего первичного ключа, особенно, если используется суррогат в качестве первичный ключа таблицы Связь.

Что означает изменение степени детализации в сущности Связь?

Это меняет определение того, что спутник олицетворяет. Например, предположим, в оригинальной таблице Связи в качестве бизнес-ключа был номер счета-фактуры и номер клиента. Три месяца спустя мы добавили местоположение (location) в качестве бизнес-ключа. Первоначально спутник в этой таблице связи представлял только отношения между клиентом и счетом-фактурой. Теперь, после добавления местоположение, информация в Спутнике представляет собой связь между счетом-фактурой, местоположением и клиентом. Степень детализации данных была просто сдвинута на уровень ниже.

Помните, что изменение степени детализации ключа может повлиять на значение данных. Это единственное место, где изменения ключа влияет на нижележащие архитектурные элементы. Если таблица Связи является родительской (экспортирует свой суррогатный ключ в дочернюю таблицу Связь), то изменение бизнес-ключа или степени детализации затронет значение зависимой дочерней Связи. Хорошей новостью является, что имеющийся в настоящее время опыт показывает, наличие, как правило, не более чем двух таблиц Связи, сцепленных вместе (кроме как в модели веб-журнала).

Не путайте изменение в степени детализации с изменением структуры. Если в сущности Связь используются суррогатные ключи, то суррогаты продолжат существовать без изменений. Разница заключается в том, что представляют данные. Таблицы связи вводят много логики соединения для «движка» СУБД? Что происходит с объемом? Как нам управлять различными компонентами, объединяющие данные вместе?

 

2.4 Операции соединения – проблемы, вопросы и стратегия уменьшения

Таблицы Связи предоставляют парадигме моделирования огромную гибкость и потрясающую ссылочную целостность. Автор считает, что сейчас справедливо обсудить некоторые из отрицательных, широко известных, сторон связей. На первый взгляд можно было бы подумать, что все эти соединения (joins), или архитектура, которая порождает эти соединения, ошибочны или причины проблемы. Однако, посмотрев глубже, мы обнаружим, что это не так. Архитектура не должна быть поставлена под угрозу из-за технологий или проблем низкоуровневой реализации движка. На самом низком уровне (с Data Vault или без), мы обнаруживаем, что у движков (ядер, engine) баз данных всегда были проблемы технологией соединения. Есть несколько движков СУБД, которые хорошо справляются с технологией соединения (но они высокопараллельны (highly parallel) и дорогостоящие).

Смысл заключается в следующем: архитектура не должна адаптироваться под недостатки движков баз данных. Это то место, где большинство производителей баз данных терпят неудачу (если можно так выразиться). Проблема с постоянными структурами «многие ко многим» в этом свете является тяжелым вводом и использует соединения на уровне базы данных.

Большинство сегодняшних систем управления реляционными базами данных (кроме пары) имеют проблемы с соединением информации между таблицами. Вне зависимости от нагрузки, соединения являются наибольшей проблемой в мире оптимизации SQL и в планировании / создании баз данных. Индексов не всегда достаточно для решения проблем соединения. В 3-ей нормальной форме попытка соединить по первичному ключу две 150-миллионостроковых таблицы может вызвать серьезные проблемы производительности. Но по справедливости, выполнение соединения – это функция алгоритмов, работающих на уровне ядра СУБД; это не обязательная функция архитектуры.

Для облегчения проблемы техника моделирования схемы Звезда подразумевала наличие сравнительно небольшого числа строк в измерениях и большого количества строк в таблице фактов. Сегодня это уже заблуждение – так как объемы большинства витрин данных и хранилищ данных выросли со времен оригинального описания изобретения. А витрины данных, состоящие (в среднем) из 15 миллионов строк в измерении Клиент, могут иметь проблемы на небольшой машине, при простом соединении и агрегировании с таблицей фактов в 50 миллионов строк. Поэтому для решения этой проблемы, создаются несколько дополнительных таблиц – агрегаты. Например, ежемесячное перемещение ежедневных данных на агрегированный уровень может быть одним из способов решения этой проблемы. Другим возможным решением является партиционирование таблиц, и это приводит к кошмарам поддержки, проблемам загрузки и трудности в создании новых Схем-Звезд для дополнительных пользовательских нужд.

Проблема соединения все еще остается, только теперь, архитектура приспособлена для преодоления недостатков движков СУБД. В совершенном мире линейной масштабируемостью будут заниматься оборудование и движок СУБД. Представления (выражение select) ежедневных данных и агрегирования их к ежемесячному уровню должно быть достаточно. Если мы рассмотрим эту проблему в Data Vault, то это только усилено. Здесь у нас есть одно возможное оптимальное решение для хранения детальных данных, аффинности данных и гибкости, которое состоит из таблиц, соединенных как многие ко многим. На данном этапе мы должны оказывать давление на производителей СУБД, чтобы они дорабатывали свои движки для более эффективной обработки соединений.

Каково решение в Data Vault?

Сегодняшний обходной путь («work around») или компромисс – не идти на компромиссы в архитектуре, а расширять ее. Схемы Звезда, построенные на основе хранилища Data Vault являются одним из путей решения этих проблем. Предварительное агрегирование данных и их физическое разделение по способам использования (по группам пользователей) будут содействовать уменьшению нагрузки, также как и создание дополнительных денормализованных структур (известных как коллекции на Inner Core: www. coreintegration.com – Library->Data warehousing. Прим. переводчика: видимо много воды утекло на coreintegration.com со времен написания этой статьи; я там не нашел ни библиотеки, не коллекций; если найдете, дайте мне знать, пожалуйста). Другой вариант заключается в покупке высокопараллельной СУБД и использовании представлений (view) на основе Data Vault, чтобы пользоваться данными. Это оказывается чрезвычайно эффективным в плане производительности. Соединения не должны быть скомпрометированы.

Другая возможность заключается в том, чтобы не использовать суррогатные первичные ключи, а использовать по всей модели актуальные бизнес ключи (business key). Из-за этого могут возникнуть другие проблемы: «широкий индекс» («wide-indexes») и широкие данные. Однако, принцип тот же. Существуют система Data Vault, которая создана более 5 лет назад и эксплуатируется в настоящее время, и имеющая бизнес ключи в качестве первичных. Это быстро, эффективно, и позволяет соединить миллион строк с миллионами строк, через текущие состояния спутников, менее чем за 45 минут. Одна из проблем, которая часто обсуждается – это объем.

При преподавании VLDW (очень больших хранилищ данных) в TDWI (data warehouse institute) и в дискуссиях о хранилищах огромных объемов, работающих в режиме близком к реальному времени, прояснился один факт: при приближении к 10 терабайтам (за исключением особых РСУБД) мир архитектуры изменяется, ссылочная целостность ДОЛЖНА быть выключена, и соединения – ошибка, заблуждение. И также хорошо известно, что обработка потоковых данных больших объемов приводит к тем же результатам. В обоих случаях инженерные команды делают те же выводы: надо написать свой собственный C/C++ код для управления функциональностью соединений, операциями над множествами, сжатием и группировкой.

Есть несколько инженерных групп, использующих чрезвычайно денормализованные табличные структуры (не так, как мы привыкли). Это специальная табличная структура построена для NORA (Non Obvious Relationship Associations by SRD – Software Research and Development, Лас-Вегас, Невада). Они используют встроенные в базы данных процессы, и одну большую табличную структуру, чтобы связать информацию и установить взаимосвязь между данными с соединениями в памяти (in-memory joins).

Еще одним потенциальным решением преодоления проблем с соединениями (до решения их производителями СУБД) является создание архитектурных уровней в Data Vault. Обсуждаемые уровни подобны подходу к агрегации данных в витринах данных. Нижний уровень Data Vault будет хранить детальную информацию, каждый вышележащий слой, будет содержать «набор операционного уровня» агрегированный на временной основе: ежедневно, еженедельно, ежемесячно. В запросах будет необходимо указывать, в какой конкретной таблице находится необходимая информация. Эта адаптация Data Vault (с которые я не согласен), необходимая для преодоления механических проблем в движках СУБД. Конечно, другая альтернатива заключается в том, чтобы удалить все связи между таблицами и написать процесс соединения вне базы данных, используя защищенные патентом высоко масштабируемые алгоритмы.

 

3.0 Заключение

В целом, данная статья – вводный обзор таблиц Связей, их проблем, ограничений и архитектурных причин для их существования. Таблицы Связи часть того, что делает методологию Data Vault такой мощной, масштабируемой и гибкой. Таблица Связь существует для цели, и будет и впредь служить этой цели. Она вызывает душевную боль о СУБД из-за широкомасштабных проблем оптимизации соединений. Хороший DBA может всегда партиционировать, параллелизовать/распараллелить либо оптимизировать критерии соединения. Главное не приносить в жертву архитектуру (убрав Таблицы Связей) только для того, чтобы преодолеть проблемы уровня баз данных. Мы впрочем, выступаем за использование многоуровневых Data Vault с различными уровнями детализации, что вводит понятия свободно масштабируемой архитектуры.

Примите во внимание, что сущность Связь представляют отношения между бизнес-ключами. Эти сущности являются гибкими и могут быть изменены (по ключу), что изменяет смысл Связи и окружающих ее Спутников. Есть несколько проектов Data Vault в стадии реализации, и одна крупная реализация завершена.

Следующая статья серии исследует некоторые из методов запросов, необходимых для извлечения данных из структур Data Vault.

 

 

РТК – режим для GNSS-оборудования. Всё, о чём вы не постеснялись спросить!

19 августа 2019

«ЭрТэКа» — этот неологизм, обозначающий один из основных режимов работы спутникового геодезического оборудования, прочно прижился в среде геодезистов подобно многим терминам, ставшими нарицательными. Словечко происходит от неправильного «перевода» англоязычной аббревиатуры RTK (Real Time Kinematic), которая «в лоб» по-русски так и пишется — РТК («реал тайм кинематик»). На самом деле данный режим называется «кинематика в реальном времени» и русское сокращение должно бы быть таким – КРВ («КаЭрВэ»), а английская аббревиатура правильно читается как «АрТиКей»! Ну да ладно… Русский язык сейчас вообще стремительно «обогащается» новым сленгом…

Целью данной статьи является попытка разобраться в специфике данного режима работы GNSS-оборудования, геометрической сути такой методики, рассмотреть виды геодезических работ, где возможен и эффективен режим реального времени и какое оборудование для этого может понадобиться. Множество вопросов в службу технической поддержки на эти темы свидетельствует об актуальности такого «ликбеза», несмотря на весьма древнее происхождение методик реального времени в спутниковой геодезии. В связи с активным развитием в последние годы средств коммуникации и спутниковых сетей базовых станций роль режима реального времени многократно возросла, а в ряде работ стала полностью доминирующей.

Геометрическая и физическая сущность режима реального времени

Начнем, пардон, «от печки»… Как известно, одиночный спутниковый прибор любого класса в силу влияния большого количества негативных факторов высокую точность позиционирования не обеспечивает. Во всяком случае точность геодезического уровня. Поэтому при использовании в геодезических работах спутниковых приборов реализован разностный метод определения координат объектов, т.е. по взаимному положению двух точек. В каждой из них находятся приёмники, принимающие сигналы от спутников нескольких GNSS-систем. Один из них расположен на точке с известными координатами – он считается опорным (базовым). Другой, подвижный (ровер) перемещается по точкам, координаты которых требуется определить. В ходе обработки взаимное положение между такими точками может быть в значительной степени исправлено и, соответственно, существенно повышена точность координирования.

Существует два фундаментальных способа работы:

  • с использованием постобработки и
  • в режиме реального времени.

В первом случае все приемники работают автономно и никакой связи между собой не имеют. Важно только, чтобы регистрация измерений производилась одновременно, т.е. на определённом интервале времени выполнялся приём сигналов от одного и того же созвездия спутников. Записанные таким образом данные поступают на совместную обработку в специальное офисное программное обеспечение, которое решает две основные задачи:

  • определение составляющих взаимного положения базовой и подвижной точки с максимально возможной точностью (компоненты вектора «база-ровер») и
  • выполнение, так называемой, дифференциальной коррекции, понятие которой нам очень пригодится при обсуждении режима РТК.

Суть её заключается в присвоении исходной базовой точке известных координат в соответствующей системе отсчета и определении, по компонентам пространственного вектора, координат точки подвижной (определяемой) относительно вновь введённых истинных координат опорной точки.

Поскольку обсуждение подробностей данного режима выходит за рамки данной статьи отметим только, что это наименее оперативный, но и наиболее точный режим работы за счет возможности в течение долгого времени накапливать большие массивы измерений. Это позволяет в процессе обработки добиться максимальной компенсации погрешностей и получить точность координат на уровне миллиметров.

Данный режим, известный под названием «Статика» («Быстрая статика») используется при сгущении геодезических опорных сетей, развитии съёмочного обоснования, опорных базисов и других твердых пунктов. Этот же режим для съёмочных работ в более оперативном варианте называется «Стой-Иди» («Stop and Go») и тоже подразумевает постобработку в офисном ПО.

Во втором случае хоть и выполняются все те же действия: решение вектора между двумя приемниками и дифференциальная коррекция, но реализованы они совершенно иначе. Мало того, что вся обработка происходит в реальном времени, непосредственно в полевом компьютере (контроллере), между приемниками необходимо наличие надежного канала связи для обмена данными. Все настройки, управление съёмкой, обмен данными и регистрацию результатов обеспечивает полевое программное обеспечение, функционал и удобство которого во многом определяют успех оборудования у пользователей. Варианты способов коммуникации между приемниками и необходимое для этого оборудование мы рассмотрим в следующих разделах.

Поскольку данный режим позволяет оперативно, непосредственно на объекте работ получать готовые координаты точек, то он преимущественно используется для съёмочных работ и для выноса в натуру (разбивки) точек и называется «Кинематикой в реальном времени» или RTK.

Как же это работает?

При запуске съёмки на опорном (базовом) приёмнике в полевом ПО необходимо указать точные известные координаты для данной точки в соответствии с ранее назначенной проекту системой отсчета (системой координат). В последующем ПО имеет возможность сравнить текущее приближённое решение с известными значениями и сформировать разности координат для базовой точки. Эти разности в народе именуют «поправками», которые базовый приёмник и отправляет на подвижный (ровер) по тому или иному каналу связи. На самом деле в составе корректирующей информации кроме «поправок» передаётся гораздо больше данных, вплоть до параметров системы координат, но сейчас на этом заострять внимание не будем.

Подвижный приёмник, работая недалеко от базовой станции (до нескольких десятков километров), находится приблизительно в равных с базой условиях приёма спутниковых сигналов и имеет близкий к ней уровень погрешностей определения координат. Таким образом ПО контроллера, находящегося на подвижном приёмнике, приняв корректирующую информацию от базы имеет возможность исправить результаты своей работы в реальном масштабе времени.

Если в проекте полевого контроллера верно произведена настройка системы координат и на объекте обеспечен надёжный канал доставки корректирующей информации, то можно сказать, что ровер выдает сразу готовые точные координаты. Это позволяет выполнять как оперативные съёмочные работы, так и вынос в натуру (разбивку) различных объектов.

Важно отметить, что наличие одного лишь сервиса предоставления корректирующей информации от базовой станции без привязки к местным исходным пунктам геодезической сети и правильной настройки рабочей системы координат не может обеспечить высокоточное абсолютное позиционирование.

Вопросы использования проекций, настройки в контроллере систем координат, в том числе условных локальных, а также применения процедуры калибровки (локализации) района работ заслуживают рассмотрения в отдельной статье.

Каналы связи для режима RTK

Теперь о связи. Сам по себе режим RTK никак не зависит именно от способа коммуникации. Важно, чтобы связь была стабильна на необходимом расстоянии от базового приёмника до ровера. На современном этапе можно выделить четыре категории средств доставки «поправок» к подвижному приёмнику:

  • радиоканалы в УКВ-диапазоне;
  • сети мобильной связи GSM/GPRS с голосовыми каналами или посредством выхода в Интернет;
  • новомодные WiFi, дальнобойный Bluetooth и т.п.;
  • глобальный сервис, использующий спутниковый L-диапазон или Интернет.

В зависимости от условий и специфики работ выбирается тот или иной вариант или их комбинация. Соответственно имеется широкий выбор оборудования в дополнение к основному комплекту приёмник-контроллер.

Кстати о комплектах. В зависимости от используемой технологии комплект может включать от двух и более спутниковых приёмников, включая базовый, плюс оборудование для связи. И наоборот, в связи с бурным развитием сетей опорных базовых станций, комплект может состоять из компактного ровера-моноблока с полевым ПО в смартфоне или даже одно комбинированное устройство в конструктиве наладонного накопителя…

Использование УКВ (UHF) диапазона

Исторически раньше всего на службе RTK использовались радиомодемы УКВ-диапазона. Корнями этот способ связи уходит в береговые сервисы для морской навигации и до сих пор незаменим в регионах, не обеспеченных надежным покрытием сотовой связи. В настоящее время используются устройства, работающие в основном в диапазоне частот 400-470 МГц с мощностью передачи от 0.5 до 30-40 Вт.

Приёмник может иметь встроенный в свой корпус маломощный радиомодуль и компактную УКВ-антенну. В зависимости от условий распространения радиосигнала на объекте дальность обслуживания может составлять от сотен метров до нескольких километров.

Мощные радиомодемы – это отдельные устройства с радиаторами охлаждения и самостоятельными аккумуляторными блоками питания. В комплект таких модемов входят антенны различных габаритов и конструкций, устройства для их установки, кабели различной длины, сечения и назначения, а также вспомогательные аксессуары. На равнинной открытой местности мощные радиомодемы обеспечивают дальность обслуживания до нескольких десятков километров.

Практически все радиомодемы умеют работать в режиме ретранслятора (репитера), что позволяет дополнительно расширить зону обслуживания RTK, а также обеспечить работу на территории со сложным рельефом или при наличии препятствий.

Использование голосовой связи GSM

Бурное развитие сетей сотовой связи позволило кардинально расширить возможности спутникового оборудования в режиме RTK. Дальность взаимодействия стала регламентироваться лишь охватом территории сотовыми сетями и методическими ограничениями спутниковых технологий. Габариты оборудования связи ужались до размеров смартфонов и гнезд для SIM-карт. Поскольку для взаимодействия спутниковых приборов используются голосовые каналы сотовой связи работа тарифицируется как обычный разговор двух абонентов, а на тарифе необходима соответствующая услуга пакетной передачи данных. Для настройки связи достаточно роверу указать мобильный номер базы, что не в пример проще, чем согласовать целый ряд настроек для УКВ-модемов.

Использование Интернет соединения (GPRS)

Следующим шагом стало развитие Интернет-технологий связи. У базовых приемников появилась возможность вещать корректирующую информацию в сеть Интернет. А для подвижных приёмников стал доступен многопользовательский доступ к этим данным. В отличие от GSM-связи «точка-точка» протокол NTRIP предоставляет множеству пользователей индивидуальные идентификаторы и пароли для безопасного RTK-подключения к источнику «поправок» в сети Интернет.

Выход в Сеть обеспечивается посредством всё тех же SIM-карт сотовых операторов, а малый трафик и доступные тарифы гарантируют меньшие затраты на связь в геодезическом производстве.

Возможность организации взаимодействия между базовыми приёмниками позволила развивать сетевые RTK-технологии, объединяя базовые станции в пределах целых регионов. Это позволило обеспечить высокоточными геодезическими измерениями большие территории с однородной системой отсчета.

Сети базовых станций. Технология VRS

О сетях постоянно действующих базовых станций (ПДБС) стоит поговорить отдельно. Если такая сеть присутствует в регионе предстоящих работ, то это мощный инструмент для использования технологий RTK. Кроме этого базовые станции по умолчанию регистрируют «сырые» GNSS-данные и всегда могут быть использованы при постобработке собственных статических измерений пользователей спутниковой геодезической аппаратуры. Базовые станции (БС) – это комплекты спутниковых приёмников модульной конструкции, стационарно расположенные на охраняемых объектах, например, офисных зданиях, где им обеспечены хорошие условия обзора небосвода и стабильный выход в сеть Интернет. Проект сети (места установки одиночных базовых станций) разрабатывается заранее с соблюдением геометрических требований к ее конфигурации. Кроме обеспечения коммуникационных возможностей базовая станция должна быть оснащена специальным сетевым программным обеспечением.

Являясь одним из компонентов разностного спутникового решения стационарная базовая станция позволяет пользователю, имея лишь одиночный комплект GNSS-приёмника (сетевой ровер), успешно выполнять широкий спектр высокоточных геодезических работ на расстояниях в десятки километров от неё.

Однако, имеется важный нюанс… Сама по себе одиночная базовая станция, передавая корректирующую информацию, обеспечивает лишь одну составляющую RTK-технологии – точное позиционирование ровера относительно точки установки антенны БС. Если эта точка изначально не привязана относительно местной опорной сети геодезических пунктов в соответствующей системе координат, то и координаты ровера данной системе отсчета соответствовать не будут.

Базовые станции будучи объединены в сеть позволяют максимально гибко использовать возможности RTK, обслуживая роверы на минимальном их удалении от баз. Венцом сетевых возможностей является технология VRS – виртуальных базовых станций. Станции сети объединены каналами связи и управляются из единого центра. Специальное сетевое программное обеспечение на основе данных приёмников сети может смоделировать результаты измерений в любом месте территории, охваченной сетью, и сформировать поток «поправок» от данной точки. Ровер, передав сведения о своём местоположении, получает решение от смоделированной рядом виртуальной БС. Это гарантирует высокую точность работы в любом месте сети.

Глобальные и облачные сервисы

Ну и наконец несколько слов о глобальных сетевых решениях для обеспечения режима RTK.

Глобальный дифференциальный сервис известен давно и основан на расчетах не по фазе несущей спутникового сигнала, а по коду. Точность позиционирования не высока – от полуметра до полутора метров. Называется такой режим – DGPS. Это уже не грубый навигатор, но и до геодезического уровня еще далеко. Тем не менее такой точности достаточно не только для решения навигационных задач, но и, например, для сбора данных об объектах местности для ГИС. Корректирующая информация передается по тому же спутниковому каналу в L-диапазоне, а формируется она на основе данных глобальной (общемировой) сети базовых станций.

Современная реализация глобального дифференциального сервиса позволяет получить субдециметровую точность координат одиночным роверным приёмником если имеется подписка на данную услугу. Примером такой службы является Trimble CenterPoint RTX. «Поправки» могут передаваться как по спутниковому каналу, так и через Интернет. В течении получаса инициализации точность позиционирования сходится к 4 см и даже лучше в любом месте зоны покрытия данного сервиса.

«Вишенкой на торте» глобальной RTK-технологии стала система Trimble Catalyst. Это пример, так называемой, концепции «Позиционирование как услуга». Комплект включает компактную недорогую спутниковую антенну и устройство на ОС Android с ПО. Несколько вариантов подписки на глобальный сервис обеспечивают различные уровни точности в зависимости от задач – от метровой до сантиметровой.

Особняком стоит технология RTK-съёмки с использованием облачных сервисов, как глобальных, так и локальных. В любом случае «облака» реализуются на распределенных в сети Интернет серверах. Такой функционал имеется и в современных моделях приёмников, рекомендуемых для базовых станций. Это некая программа диспетчер — посредник, обеспечивающий каналы связи между базовыми и подвижными приёмниками, имеющими подключение к сети Интернет. Базовый приёмник, расположенный на опорной точке, вещает поток «поправок» в облако, а подвижные приёмники их оттуда забирают.

Примером облачной глобальной службы является Spectra Precision Central. При наличии активной лицензионной поддержки ПО контроллера можно зарегистрироваться на сервере службы и получить доступ к облачному сервису для приёмников Spectra Geospatial.

В заключении

Итак, мы рассмотрели основные аспекты теоретических основ и аппаратной реализации такого современного и эффективного метода спутниковых геодезических измерений как Кинематика реального времени (RTK). Развитие современных средств коммуникации позволило значительно расширить его возможности и обеспечить геодезические работы гибким и высокоточным инструментарием.

Для получения подробной информации по всему спектру геодезического оборудования обращайтесь к менеджерам и службе технической поддержки компании «Геодезия и Строительство».

«Когда я начал читать по-белорусски, весь класс угорал». Врач, переводчица и юрист – о том, почему в Беларуси нелегко говорить на мове

Двадцать первое февраля – Международный день родного языка, учрежденный ЮНЕСКО. Его отмечают, чтобы защищать и поддерживать мировое культурное и языковое разнообразие. Одна из стран, государственный язык которой находится под угрозой исчезновения (по данным ЮНЕСКО), – Беларусь.

Де-юре государственные языки в стране – это русский и белорусский. Но на последнем говорят далеко не все жители, учатся на нем лишь в нескольких школах в Минске и почти не используют в вузах. Ситуацию с родным для белорусов языком сложно объяснить иностранцу: жители страны говорят по-русски друг с другом, используют русский язык в официальной переписке, а мова у многих жителей ассоциируется с оппозиционерами. По мнению президента страны Александра Лукашенко, «белорусский язык – бедный язык» и «по-белорусски нельзя выразить ничего великого».

Корреспондент Настоящего Времени поговорила с белорусами, которые с этим не согласны и используют родной язык в повседневной жизни и работе. Они рассказали, как реагируют на белорусскую речь их близкие и коллеги, зачем нужно переводить на белорусский «Гарри Поттера» и как школьники учат мову, если в школе им ее не преподают.

«Никто не мог сказать мне: “Давай-ка по-русски, я не понимаю»

Дмитрий Солошкин – врач, анестезиолог-реаниматолог в Республиканском научно-практическом центре «Мать и дитя», заместитель председателя в оппозиционной партии «Белорусский народный фронт».

– Мой отец – военный. В Беларусь я окончательно приехал, наверное, лет в 12, до этого времени белорусский слышал только от бабушек в деревне. В школе мне сразу сказали, что раз сын военного, несмотря на то, что по национальности белорус и живешь в Минске, литературу учи, а язык можешь не учить. Естественно, я его не учил. Это было примерно в конце 1980-х годов, такая была официальная практика. На литературе ко мне относились снисходительно, потому что когда я в шестом классе начал читать по-белорусски, весь класс угорал, и потом меня лишний раз не терзали.

Дмитрий Солошкин

В постподростковом возрасте, в 15-16 лет, что-то такое зашевелилось в душе. Плюс это все сложилось еще с перестройкой, гласностью: я начал интересоваться, что еще есть кроме истории и пропаганды. Прочитал книжку Миколы Ермоловича (Микола Ермолович – писатель и историк, автор исследования «Древняя Беларусь» – НВ), изнутри наполнился чувством, что мы тут не бульбу гнилую до 1918 года ели (1918 год – год основания Белорусской народной республики – НВ). Потихоньку появилась внутренняя уверенность, что это все свое. И сознательно стал стараться разговаривать, читать, учить.

Родители сначала не обращали внимания: то ходил волосатый – головой тряс под хэви-метал, теперь вот белорусский учит, нормально. Но когда это все связалось с гражданской активностью, они, конечно, забеспокоились, до чего это все доведет. Пытались меня увещевать, но никаких жестких попыток не предпринимали и не пытались ультиматумами перебороть. Невест, правда, подговаривали моих: «Ты скажи Диме: «Ну семья уже, давайте по-людски», – такое было.

Переход на мову, этот интерес – связались с гражданско-политической активностью. И наверное, это тоже придавало мне уверенности и правоты, потому что, кроме того, что я просто говорил на белорусском, я еще рубился с коммунистами, я за независимость – все это шло в одном флаконе. Это было прекрасно.

В университете никто не делал замечаний, даже когда ты один говорил [по-белорусски]. Я пару раз так экзамены сдал на положительные отметки по предметам типа «социальной гигиены» – адский набор каких-то норм и чего-то не имеющего к жизни отношения. Я по-белорусски отвечал, и у меня была задача для себя – побольше непонятных слов набрать в ответ. Вижу, на меня преподаватель смотрит пустыми глазами, а в конце говорит: «Ну, неплохой ответ, неплохой, неполный, конечно, но на четыре». И никто не мог сказать мне тогда: «Давай-ка по-русски, я не понимаю».

Были преподаватели, которые сами активно переходили на мову, и не на начальном уровне, а было понятно, что они достаточно владеют и медицинской терминологией тоже, что в свое время сами учили.

В 1990-х, когда была белорусизация, тем, кто преподавал на белорусском, 15% свыше оклада добавляли. И люди начинали переходить на мову чисто по меркантильным соображениям. Одна преподавательница, видимо, решила, что с белорусским языком все просто – «как слышится, так и пишется». И «корень солодки» перевела на лекции как «корань салодкі». Аудитория просто легла от смеха, потому что «корань» на белорусском языке значит «пенис».

С учебниками был интересный момент. Мы создали организацию студенческую – не в институте, а так – «Задзіночанне беларускіх студэнтаў» (Ассоциация белорусских студентов). Мы ходили в Ленинскую библиотеку, в Белорусскую медицинскую библиотеку и искали книги 1930-х годов. К моему удивлению, на белорусском языке медицинской литературы того времени было огромное количество. Были такие учебники, которыми я мог пользоваться и сейчас. Например «Скураныя венералагічныя хваробы» («Кожные венерологические заболевания») в таблицах – готовые шпоры, я мог их брать в свое время на экзамены, потому что, кроме лечения, признаки и все такое – остались те же.

Оказалось, что в Беларуси были в 1930-е годы профессора мировой величины. Например, ЛОР-болезни – три тома по 300-400 страниц, профессор Бурак, все по-белорусски. И их было достаточно много – просто готовых учебников. Мы сами словари собирали, потому что анатомическая номенклатура тоже была разработана и издана в 1930-е годы. При большей политической воле – два-три года какой-то адаптации, и можно было издавать готовые учебники.

Массовое заблуждение: «А как вы говорите в медицине по-белорусски?» Люди думают, что я говорю каким-то медицинским языком, но на самом деле большинство [слов] – это латинские термины: «латеральный», «медиальный», «пневмония». А слова, например: «Пациент поступил в восемь вечера с жалобами на кашель, в результате ему поставлен диагноз «пневмония». Только «кашель» и «пневмония» [медицинские термины], остальное все – обычная обиходная речь. Если ты по-белорусски разговариваешь, то «пневмония» или «пнэўманія», «халецыстыт» или «холецистит» – вот и вся разница. Есть пять-десять болезней с историей: например, сифилис на белорусском – «пранцы», туберкулез – «сухоты». Но по сравнению со всей остальной массой терминов таких слов очень маленький процент. Ну и анатомия. Но выучить 10-15 органов – это минимум усилий.

На работе у меня специфическое отделение – реанимация. Здесь я могу говорить на русском. Во-первых, когда что-то делаешь, надо по-быстрому. Во-вторых, нет такого времени, чтобы люди хотя бы привыкли, а не вникали, о чем я говорю и на каком языке. Когда приходят родители, они в таком состоянии, что и по-русски не всегда понимают, – им-то точно не до того, чтобы вникать в терминологию, «пагаршэнне» или «паляпшэнне» (ухудшение или улучшение). Им тяжело, для них главное – состояние [ребенка], как-то сориентироваться, что случилось, чего им ждать. Тут я иду им навстречу – тут не вопрос борьбы языков.

Но все бумаги медицинские – документацию, историю болезни или доклад какой-то надо сделать, – это все я веду по-белорусски. И тут вопросов ко мне нет, больше даже приветствуется. На патологоанатомическом разборе, например, патологоанатом все анализирует, читает историю болезни и говорит: «Не встречал, все по-белорусски, здорово». В основном реакция такая. Когда я приезжаю в другой роддом консультировать кого-нибудь на осмотры, я пишу в их историях заключения на белорусском языке, и это все там остается. Небольшая популяризация есть – человек вдруг среди истории может увидеть беларускамоўны запіс (запись на белорусском языке – НВ).

Дома у нас все смешано, как в жизни. Супруга у меня в девичестве Раминашвили, ничего не изучавшая. Но потом, когда она занималась образовательными семинарами, работала с учителями, довольно быстро выучила белорусский на уровне спокойного ведения тренингов, общения. И когда она звонила куда-нибудь, договаривалась и говорила, что она Вольга Рамінашвілі, то люди начинали отвечать: «Блин, а я же тоже на мове говорил когда-то, я вот прямо с вами опять начну». Такой чутка стыд все испытывают – и пытаются сразу говорить. Это прикольный фокус.

У нас есть доктор, который тоже по-белорусски разговаривает – всегда. Он нормальный думающий человек, он не участвует в политических кампаниях, акциях, он просто абсолютно искренне двигает медицину вперед. Но его тоже считают бэнээфовцем (БНФ – «Белорусский народный фронт», оппозиционная политическая партия – НВ), он тоже «неблагонадежный», потому что говорит по-белорусски. И если он собирается ехать куда-то на медицинский конгресс, то у руководства сразу куча тараканов в голове: а что он будет там говорить? Ему никогда ничего не оплатят в больнице, его никогда никуда не пошлют, если можно не пустить, его не пустят. Хотя он всегда ездит только на медицинские мероприятия, у него английский, он спокойно читает все мировые передовые медицинские вещи, какие-то случаи публикует. Но раз он говорит по-белорусски, значит, он когда-нибудь должен выйти посреди доклада по реанимации и сказать про диктатуру – дошло до такого шизоидного состояния.

Государство в основном контролирует и душит все белорусское. Все то, что есть красивого, – это частный бизнес. Нет ничего официального, кроме плакатов, вызывающих тошноту: типа «Сэрца аддам роднай зямлі» – и какой-нибудь комбайнер. Это на уровне восприятия так ужасно, что никто не хочет с этим ассоциироваться даже. Никакой белорусизации нет даже внешне, чтобы человек шел – и глаза падали на белорусское: на таблички, на указатели. Минск еще более-менее, а поменьше городок или более оголтелое начальство – и все будет выжжено.

Но интересная ситуация – я смотрю по детям. В начальной школе 99% детей говорят: «Блин, эта беларуская мова, нафига». Никто ничего не понимает. Дома тоже ее не слышат. Дети растут в русскоговорящей среде в этой же русскоговорящей школе. А потом в 7-8-м классе из этих же детей появляются те, кто ходит в «погонях» («Погоня» – исторический национальный символ Беларуси, официальный герб Белорусской народной республики (1918-1919) и государственный герб Республики Беларусь в первую пятилетку ее независимости – НВ), с бело-красно-белыми флагами, кто начинает ходить в «Мову нанова» (бесплатные курсы белорусского языка – НВ), участвовать в каких-то молодежных организациях, устраивать фесты… Вот откуда-то же они берутся, что-то на них влияет? Я себя вспоминаю – реально какой-то генетический зов есть.

«Я услышала стихи и поняла: они должны существовать по-белорусски»

Мария Мартысевич – писательница и переводчица. Она переводит на белорусский язык с английского, польского, чешского, иногда с украинского и русского. Среди переведенных ей произведений – романы «Одичание» Антонина Баяи, «Я обслуживал английского короля» Богумила Грабала, «Небо под Берлином» Ярослава Рудиша. Редактор книжной серии «Американка» – переводов на белорусский язык произведений Чака Паланика, Чарльза Буковски, Кена Кизи, Маргарет Этвуд. Автор трех книг поэзии, последняя из них – поэма «Сарматыя» – была признана лучшей поэтической книгой на белорусском языке за 2018 год.

Мария Мартысевич

– Переводы художественной литературы на белорусский язык – это отчасти альтруизм, отчасти миссия. В последние годы можно говорить о зарождении какого-то спроса на книжном рынке: к тебе могут уже и издательства обратиться с просьбой перевести что-то за гонорар. Но в большинстве случаев, даже если речь идет о заказе, я стараюсь выбирать тексты, которые что-то принесут белорусской культуре.

Я стала учиться переводу в начале 2000-х, когда попала на семинар переводчиков со славянских языков в Варшаве. До этого я окончила филологический факультет по специальности «Русская филология», и у меня чешский язык есть в дипломе. Ездила на семинары переводческие, окончила Белорусский коллегиум – до сих пор еще участвую в переводческой мастерской, которая началась там.

[У меня] вышла книжка переводов новозеландской поэзии Хинемоаны Бейкер – с английского языка, приправленного маори. Когда я услышала стихи, я поняла, что они должны существовать по-белорусски. Самый экзотический мой опыт – это латгальский язык: я переводила с подстрочника стихи современной поэтессы Анны Ранцане для проекта «Великое княжество поэзии» («Magnus Dukatus Poesis»).

Конечно, приятно, когда ты узнаешь, что книжку прочитали. Например, у меня в прошлом году вышел перевод книги [с польского языка] современного писателя Игната Карповича – он имеет белорусское происхождение и родился на границе Беларуси с Польшей. Мне очень важно было перевести его роман «Сонька», потому что это книжка про белоруску, которая жила во время Второй мировой войны на Подляшье, про ее историю любви с немцем. Это совершенно другой подход к теме Второй мировой войны. Мне недавно рассказали про человека, который скупает эту книжку в магазинах и всем дарит. Для меня это очень приятно, поскольку кому-то, одному человеку по крайней мере, это важно. У моей подруги Алены Петрович, которая перевела [на белорусский] «Гарри Поттера», наверное, совсем другие масштабы общения с читателем.

Редакторы и переводчики столкнулись сейчас с проблемой, когда издатели очень боятся читательских претензий: часто тем, кто плохо знает язык, трудно читать текст, который хорошо переведен – со всей разнообразной лексикой, которой требует качественная литература. И они требуют подтверждения, что это слово не выдумано, потому что они не слышали его ни от бабушки, ни в школе. Характерная история произошла в конце прошлого года на презентации книги – перевода с польского. Одна дама подошла к переводчице и обвинила ее в том, что она придумала в белорусском переводе «знячэўку» и «пагатоў» («неожиданно, внезапно» и «подавно, тем более» – НВ). Но это нормативные белорусские слова, они из словаря.

Если я перевожу какой-то текст сама, то слов мне хватает, даже если я чего-то не знаю. В таких случаях я обращаюсь к самым разным словарям – историческим, 1930-х годов. Ты ведь не всегда можешь перевести прямо, иногда нужно другое слово, очень редкое, – чтобы подчеркнуть акцент героя или его происхождение или передать какой-то каламбур. Иногда я читаю близкие по духу произведения, чтобы скопировать стиль.

Но самый атас у меня был – это первый большой перевод с чешского языка, роман «Зваўчэнне» Антонина Баяи («Зваўчэньне: раманэта пра ваўкоў, людзей і знакі» – «Одичание» – НВ). Это роман о семье волков, которая соседствует с семьей людей, и судьба этих семей – волчьей и человечьей – переплетаются. Такой магический реализм. Там есть персонаж – что-то вроде деревенской сумасшедшей, знахарка Эстер, которая объединяла эти два космоса – человеческий и космос природы. И все растения в этом романе упоминались в двух вариантах – в нормативном чешском и на языке этой героини. Нужно было в переводе найти два соответствия. Это было начало 2000-х, не было даже «Гугла» – белорусских словарей онлайн, и я сидела в Национальной библиотеке и сверяла диалектологические атласы. Так, кстати, я выяснила, что те названия растений, которые я знаю, у меня от бабушки, которая живет на севере Беларуси. И выяснила, какое из тех слов, что я знаю, диалектное, а какое – литературное. Для меня переводы – это всегда самопознание.

У меня русскоязычная семья, родители встретились и поженились в Минске. Но я постоянно общалась с бабушками и дедушками: по отцу они у меня – полешуки (так называют людей, которые живут в Полесье – НВ), а по маме белорусы. В детстве я не понимала, как говорят по-полесски, воспринимала это как смесь русского, польского, украинского и белорусского. Уже на филфаке я поняла, что это абсолютно архаический пласт языка и вообще полесская культура совершенно уникальна.

Белорусский язык был родной только у мамы. И то, когда она была в начальных классах, в ее деревне провели русификацию: белорусский язык убрали из школы. Мама благодаря талантливым педагогам получила отличное советское русское образование и, переехав в Минск, стеснялась своего белорусского языка. Тут задавала тон русскоязычная интеллигенция, в основном еврейская. Сначала, в 1970-х годах, это было круто – говорить по-русски, но в 80-х годах оказалось, что белорусский язык тоже хороший, тоже модный, – ее это очень удивило, ну и тут она могла себя показать.

Я знала белорусский с детства по книгам – я научилась читать практически сразу на двух языках. Поэтому язык у меня книжный, как у многих моих ровесников. Но при этом я общалась с бабушкой (с Витебщины), которая дожила до 90 лет, с дедушкой, который родился в шляхетском застенке под Бобруйском. У меня всегда был доступ к живому языку – диалектному, с трасянкой какой-нибудь (трасянка – речь, в которой смешаны русский и белорусский языки – НВ), но эта стихия все равно была. Поэтому когда в 17-18 лет пришло ощущение, что надо из пассива выводить язык в актив, я довольно легко это сделала.

Почему пошла на русский филфак? Это немножко имперское наследие, с одной стороны, когда все белорусское считалось местечковым, ненужным. Учителя русского языка, по крайней мере в моей школе, были сильнее, чем белорусского. При этом все это было в 90-е годы, никакой советской или русской идеологии не демонстрировалось, просто шла речь о культуре, о самом языке. А второе – это просто стечение обстоятельств. Я выиграла в школе в 11-м классе две олимпиады – и по русскому, и по белорусскому языку. На школьном совете меня решили отправить на русский язык, я взяла бронзу на городской олимпиаде и смогла без экзаменов поступить на филфак.

Мой муж белорусскоязычный, причем я с родителями говорю по-русски – с его и с моими, а он только на белорусском. В семье мы говорим на белорусском и детей растим на белорусском языке.

В детский сад ходит пока только старший [сын], его зовут Сымон. Он билингв. Он начал говорить очень рано и очень рано стал отличать языки, потому что слышал от бабушек и дедушек и родителей два языка. Сымон очень социальный. Мы его отдали в русский детский сад: выбрали удобный садик, потому что, я считаю, на таком этапе комфорт в семье и менее травмирующие вещи важнее. Язык все равно от него не уходит. Но важно, что, когда я пришла в этот сад, оказалось, что там многие дети – из интеллигентных семей, сотрудников Академии наук, актеров, сотрудников «Беларусьфильма». Люди, которые не говорят на белорусском, но они уважают наш выбор. К нам очень хорошо относятся воспитательницы, и с тем, что он белорусскоязычный, у нас никаких проблем нет.

Но есть тревога за будущее, потому что в школьном образовании с белорусским языком у нас довольно грустно и мы не можем выбирать то образование, которое хотели бы дать ребенку: на белорусском языке очень ограниченный выбор. Мы хотели бы, чтобы ребенок у нас учил не английский язык, потому что мы и так с ним занимаемся английским, а, например, немецкий. Но найти школу белорусскоязычную с немецким языком и возле дома – нереально.

Я считаю, что так же, как белорусы перешли на русский язык, они легко могут перейти на белорусский. Это не языковая проблема, это проблема общественная. Для этого нужно просто нормальное отношение в обществе и образование: дошкольное, школьное, университетское – и даже больше университетское – должны быть на белорусской мове. Потому что если даже ребенок оканчивает белорусскую школу, в университете это все убивается. Ведь это не только язык – это отношение к Беларуси, стремление сделать свою страну уютным для себя местом.

«Истец и ответчик – на белорусском языке, судья – на русском»

Сергей Зикрацкий – адвокат, основатель Юридического агентства Сергея Зикрацкого. Работает с белорусскими медиа, фотографами, рекламным и интернет-бизнесом. Преподавал в вузах, выступал как докладчик и тренер на семинарах и тренингах. Публикуется в юридических журналах, соавтор книги «Защита чести, достоинства и деловой репутации: проблемы журналистики и права».

Сергей Зикрацкий

– Очень редко случается, когда одна из сторон либо обе стороны судебного процесса говорят на белорусском языке. За всю мою практику таких кейсов было от силы семь-десять, где-то по одному-два кейса в год. Главным образом, наверное, потому, что мы все время разговариваем на русском. У нас русский язык основной, а по-белорусски говорят определенные категории граждан. Те судебные кейсы на белорусском языке, с которыми я сталкивался, были в основном у деятелей культуры и искусства, журналистов, гражданских активистов, людей с активной гражданской позицией.

В моей практике был единственный случай, когда встал вопрос о переводе с белорусского языка на русский. К журналисту, чей материал был опубликован на белорусском языке, подали иск о защите деловой репутации. Он пришел на процесс и начал говорить по-белорусски. Но другая сторона заявила, что не понимает, и судья спросил у журналиста, может ли он разговаривать по-русски, будет ли ему это удобно. Журналист ответил: «Да, я могу говорить на русском», – и тогда мы переключились на русский. Хотя несколько раз этот журналист сбивался на белорусский, тогда судья останавливала его и просила давать пояснения на русском. Если бы клиент не согласился говорить по-русски, то в суд вызвали бы переводчика: это право человека – говорить на белорусском языке.

В другом деле, когда мой клиент был ответчиком, к нему подали иск на белорусском языке. Истец – физическое лицо. И мой клиент тоже использует белорусский. Я пришел в процесс и был готов говорить на белорусском. Истец заявил ходатайство, чтобы судопроизводство велось на белорусском языке, мы со своей стороны это ходатайство поддержали – сказали, что не возражаем. Однако судья, к моему великому сожалению, отказал в удовлетворении этого ходатайства: сказал, что процесс начался на русском языке – и он будет вестись на русском. Была просто комичная ситуация: истец задает вопросы, дает пояснения, отвечает на белорусском языке, ответчик дает пояснения, отвечает, задает вопросы, представляет доказательства на белорусском языке – и единственным участником этого действа, который говорил на русском, был судья.

Я думаю, причина в том, что активная лексика белорусская, по всей видимости, у судьи была на недостаточно хорошем уровне, возможно, ему комфортнее на русском языке. Это мое предположение.

Я сам начал разговаривать на белорусском языке в студенческие времена, благодаря тому, что в свое время был в «Задзіночанні беларускіх студэнтаў» (Ассоциация белорусских студентов – НВ). Учился я на русском, но благодаря ЗБС стал разговаривать на белорусском. С тех студенческих времен у меня в окружении много людей разговаривают на белорусском языке. Учитывая, что эти люди ко мне обращаются в том числе за юридической помощью, консультациями, просят составлять документы на белорусском языке, это дает мне возможность его поддерживать на достаточно хорошем уровне.

Дома, в семье, у нас русский основной. Пару лет назад старшей дочери тоже стал интересен белорусский язык, она стала активно использовать его – в школе, в семье, со своими сверстниками. Хотя в средней школе у нее был протест, ей сложно было разговаривать на белорусском. Думаю, что это главным образом связано с нашей непонятной школьной программой. Тогда мы в семье ввели «беларускамоўныя чацверы» (белорусскоязычные четверги – НВ): я приходил с работы, и все беседы в четверг у нас были на белорусском языке. Таким образом мы заставляли ее общаться на белорусском и видели, что постепенно ей стало легче. Возможно, эти беларускамоўныя чацверы и стали толчком к тому, что она полюбила белорусский язык и стала активно им пользоваться.

С младшими у нас русский язык. Этот вопрос мы обсуждали [со специалистами], и нам сказали, что лучше, когда русский язык в семье является основным. Чтобы дети получали информацию на русском языке, а уже потом, когда повзрослеют, давать им белорусский. Потому что если давать одновременно и русский, и белорусский, то будет диссонанс. Хотя мы, например, ставим им калыханки (колыбельные – НВ) на белорусском, и им очень нравится, они даже сами просят.

Я надеюсь, что ситуация изменится и мы будем разговаривать на белорусском языке. Что нужно сделать? Все идет со школы: нужно показать, что белорусский язык все-таки достойный, интересный и разговаривать на нем – это круто. К сожалению, наша школьная программа далека от совершенства, и те произведения, которые дают в школе, не пробуждают любовь к белорусскому языку. Есть много переводной литературы на хорошем белорусском языке – можно давать эту литературу. С этого все будет [начинать] меняться.

перевод слова на башкирский язык. Русско-башкирский онлайн словарь и переводчик.

Не допускается деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации и конституционного строя Республики Башкортостан, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.

Маҡсаттары һәм эш-ғәмәлдәре Рәсәй Федерацияһының конституцион ҡоролошон һәм Башҡортостан Республикаһының конституцион ҡоролошон көс ҡулланып үҙгәртеүгә, социаль, раса, милли һәм дини ыҙғыш тыуҙырыуға йүнәлтелгән йәмәғәт берләшмәләре эшмәкәрлегенә юл ҡуйылмай.

Не допускайте , чтобы что-либо мешало вам регулярно проводить семейное поклонение

Ғаилә менән ғибәҙәт ҡылыу кисен үткәрергә бер нәмә лә ҡамасауламаһын

Если Бог любит нас, то почему он допускает зло?

Ни өсөн Алла яуызлыҡҡа юл ҡуя?

Почему Бог допускает страдания?

Ни өсөн Алла ғазаптарға юл ҡуя?

9 Не допускай , чтобы встречи собрания становились оправданием того, что ты не успеваешь готовить еду для мужа.

9 Йыйылыш осрашыуҙары иреңә ашарға бешерергә өлгөрмәүеңә сәбәп булып тормаһын.

Не бронируй комнат больше, чем нужно, и не допускай , чтобы в номере жило людей больше, чем разрешено.

Зинһар, кәрәгенән артыҡ бүлмәләр бронләмәгеҙ. Бүлмәлә йәшәй алған кеше һанын ҡунаҡхана билдәләй, шул һандан күберәк кеше булмаһын.

Заявки принимаются по двум направлениям: авторы и исполнители, допускается исполнение песен дуэтом.

Ғаризалар ике йүнәлеш буйынса ҡабул ителә: авторҙар һәм башҡарыусылар, дуэт йырларға мөмкин.

15 В то же время нельзя допускать , чтобы на нас влияла «эта система вещей».

15 Фекер йөрөтөүен Йәһүәнекенә тура килтерергә теләгән кеше бүтән «был донъяның йәшәү рәүешенә» яраҡлашмай.

Глава республики отметил, что все руководители регионов получили поручение Президента России Владимира Путина, которым предписано обеспечить своевременную реализацию планов-графиков по решению проблем граждан, пострадавших от недобросовестных действий застройщиков; информировать граждан о выполнении этих планов-графиков; не допускать появления новых проблемных объектов. До 1 октября и далее ежеквартально отчитываться о проделанной работе, в том числе с указанием конкретных данных по застройщикам.

Республика Башлығы билдәләүенсә, бөтә төбәк етәкселәре лә Рәсәй Президенты Владимир Путиндан төҙөүселәрҙең намыҫһыҙ эшмәкәрлегенән зыян күргән граждандарҙың проблемаларын хәл итеү буйынса план-графиктарҙы ваҡытында тормошҡа ашырыуҙы тәьмин итеү; граждандарға ошо план-графиктарҙың үтәлеүе тураһында мәғлүмәт биреү; яңы проблемалы объекттарҙың барлыҡҡа килеүен булдырмау буйынса йөкләмә алды. 1 октябргә тиклем һәм квартал һайын эшләнгән эш тураһында, шул иҫәптән төҙөүселәр буйынса аныҡ мәғлүмәттәрҙе күрһәтеү менән отчет бирергә бурыслы.

Однако христиане знают, что Иегова больше не допускает многоженство среди своих служителей (Матфея 19:9; 1 Тимофею 3:2).

Ләкин мәсихселәр шуны иҫтә тота: бөгөн Йәһүә үҙ хеҙмәтселәренә күп ҡатынлылыҡ рөхсәт итмәй (Маттай 19:9; 1 Тимутегә 3:2).

К соревнованиям в составе команды не допускаются учащиеся СДЮШОР «Салават Юлаев», «Алмаз» и «Торос» и/или отчисленные из вышеназванных учебных заведений на начало 2009-2010 учебного года.

Командалар составында “Салауат Юлаев”, “Алмаз”, “Торос” балалар-үҫмерҙәр спорт мәктәптәре тәрбиәләнеүселәре һәм/йәки 2009-2010 уҡыу йылында үрҙә һаналған уҡыу йорттарынан ҡыуылғандар ҡатнаша алмай.

Итак, нам нельзя допускать и мысли о том, что у нас есть право принимать решения за других братьев и сестер.

Тимәк, беҙгә, башҡа ҡәрҙәштәр урынына ҡарарҙар ҡабул итергә хаҡлымын, тигән уйҙан һаҡланырға кәрәк.

— Какие же ошибки чаще всего допускаются при выборе и использовании растений?

– Шифалы үләндәр менән эш иткәндә башлыса ниндәй хаталар ебәрелә?

Он поинтересовался у руководителей изданий, какие в связи с этим приняты меры, почему допускалось неправильное расходование гонорарного фонда и т.д.

Ул баҫмалар етәкселәренең был айҡанлы ниндәй саралар күреүҙәре менән ҡыҙыҡһынды.

Если мы хотим продолжать ходить в истине, нам нельзя допускать , чтобы материальное стало для нас слишком важным.

Артабан да хәҡиҡәт юлынан йөрөргә теләһәк, матди нәмәләр беҙҙең өсөн сиктән тыш мөһим булып китергә тейеш түгел.

Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются .

Кешенең үҙ ризалығынан башҡа уның шәхси тормошо тураһында мәғлүмәттәр йыйыуға, һаҡлауға, файҙаланыуға һәм таратыуға юл ҡуйылмай.

Меня продолжал мучить вопрос: «Почему люди умирают и почему Бог допускает страдания?»

Мине ошондай һорау һаман борсой ине: «Ни өсөн кешеләр үлә, һәм ни өсөн Алла ғазаптарҙы рөхсәт итә?»

Ответственно заявляю, что мы в Республике Башкортостан не допускаем появления экологически вредных производств, либо создания действующими предприятиями открытых угроз окружающей среде и здоровью граждан.

Башҡортостан Республикаһында экологик яҡтан зыянлы етештереү урындары барлыҡҡа килеүгә, йәки ғәмәлдәге предприятиеларҙың тирә-яҡ мөхиткә һәм граждандар һаулығына асыҡ хәүеф булдырыуына юл ҡуймайбыҙ тип яуаплы белдерәм.

Все конкурсанты должны исполнять песни под гитару, допускается сопровождение других акустических инструментов.

Конкурсанттар гитараға ҡушылып йырларға тейеш.

Возможно, вас интересует, почему любящий Бог допускает столько зла и страданий?

Һеҙ бәлки бындай һорауҙарға яуап алырға теләрһегеҙ: «Алла беҙҙең хаҡта ҡайғырта икән ни өсөн ул шул тиклем күп яуыз эштәргә һәм ғазаптарға юл ҡуя?

Необязательно зачитывать весь рассматриваемый материал, хотя это и допускается .

Тема буйынса ҡаралған материалды тулыһынса уҡып сығыу мотлаҡ түгел, әммә был мөмкин.

Изменение границ территорий, в которых осуществляется местное самоуправление, допускается с учетом мнения их населения.

Урындағы үҙидара тормошҡа ашырылған территорияларҙың сиктәрен үҙгәртеү ундағы халыҡтың фекерен иҫәпкә алып рөхсәт ителә.

Однако, вычисляя длину её дуги, Саккери допускает ошибку и приходит к реальному противоречию, после чего заканчивает исследование и с облегчением заявляет, что он «вырвал эту зловредную гипотезу с корнем».

Ләкин, уның дуғаһының оҙонлоғон иҫәпләгәндә, Саккери хата ебәрә лә ҡаршылыҡҡа килеп төкәлә, артабан ул тикшеренеүҙе тамамлай һәм, еңел һулап, «был зарарлы гипотезаны тамырынан йолҡоп ташлауы» тураһында хәбәр итә.

Мы рекламируем Мурадымовское ущелье, Шульган-Таш, и даже допускаем такие фразы, что у нас хорошо, но у соседей лучше.

Мораҙым тарлауығын, Шүлгәнташты, һәм хатта беҙҙә һәйбәт, күршеләрҙеке яҡшыраҡ тигән фразалар ҙа яңғырай.

Обсуждать финансовые вопросы супругам может быть непросто, но не следует допускать , чтобы деньги вносили в семью разлад (Эфесянам 4:32).

Тормош иптәшегеҙ менән аҡса мәсьәләһе тураһында һөйләшеү ауыр булырға мөмкин, ләкин аҡсаға арағыҙҙы боҙорға юл ҡуймағыҙ (Эфестарға 4:32).

Новейшие устройства для перевода

Чтобы увидеть, насколько усовершенствованы наушники, мы сравнили их с двумя инструментами перевода на рынке: режимом разговора Google Translate и портативным переводчиком CM (розничная цена 117 долларов) от Cheetah Mobile. Предварительная версия модели Ambassador (розничная цена 150 долларов) была протестирована в штаб-квартире компании в Бруклине, а наушники WT2 Plus (розничная цена 230 долларов) использовались двумя многоязычными студентами из Университета Колорадо в Боулдере. Результат: Google Translate и CM-переводчик подойдут для заказа пива или запроса местоположения музея, но оба не справятся, если попытаются взаимодействовать с человеком, сидящим рядом с вами в поезде.

«Я подумал, что это действительно круто, что можно говорить на одном языке, а через несколько секунд это выходит на другом языке», — сказала Майя Сингх, первокурсница, говорящая на английском, русском и испанском языках, о наушниках WT2 Plus. .

WT2 Plus и Ambassador обладают уникальными преимуществами. В режиме разговора Амбассадор позволяет одному пользователю прерывать другого, как это делается в реальной жизни, и выполняет перевод одновременно для обоих. WT2 Plus требует, чтобы докладчики сменяли друг друга, но одновременно транскрибируют разговор, а позже в этом году он должен иметь возможность переводить английский, китайский, японский, корейский и русский языки в автономном режиме, сказал Казаф Йе, руководитель отдела маркетинга Timekettle, в своем интервью. интервью из штаб-квартиры компании в Шэньчжэне, Китай.

«Эффективность — ключевой элемент в принятии решения, хочет ли один человек продолжать разговор с другим», — сказал г-н Е. «Если это слишком много проблем или если мне придется ждать слишком долго, я не захочу с ним разговаривать, я просто буду говорить с кем-нибудь на моем языке».

Эндрю Очоа, генеральный директор Waverly Labs, сказал, что конечной целью устройств перевода будет наушник, который будет работать в автономном режиме в реальном времени и может переводить все, что вы слышите.

Если это устройство когда-нибудь будет разработано, «Я могу высадить вас в центре Токио… и оно переведет все, что находится поблизости», — сказал г-н.- сказал Очоа.

Хотя мы еще не достигли этого, перевод сделал качественный скачок вперед за последние несколько лет, потому что нейронный машинный перевод может обрабатывать фразы, а не только слова.

Могут ли технологии помочь вам преодолеть языковой барьер?

Заблудился при переводе?

В научно-фантастическом мире, созданном Дугласом Адамсом в «Автостопом по Галактике», вы просто хлопнете по уху ярко-желтой вавилонской рыбой и сможете понимать любую смесь языков вокруг вас.

Пока мы еще не достигли цели, язык становится меньшим препятствием, чем в прошлых поколениях.

«Понимание станет новой нормой», — говорит Дэйв Лимп, старший вице-президент Amazon по устройствам и услугам. Дети «никогда не вырастут в мире, где они не слышат ни одного языка. Это просто произойдет. . »

С этой целью сегодняшние технологии помогают интерпретировать и переводить мир вокруг нас таким образом, чтобы это происходило практически незаметно и в реальном времени.От приложений на телефоне до виртуальных личных помощников, которые становятся все более многоязычными, общение в качестве туриста или с клиентами, друзьями и семьей, которые не говорят на одном языке, становится менее сложной задачей.

Тем не менее, несмотря на все достижения authentique в переводе за последние несколько лет, не рассчитывайте на свой телефон, умную колонку, ПК или ушное устройство для преодоления всех языковых барьеров в ближайшее время — или для оправдания пропустить урок французского.

Что это означает: необходимость перевода

В этом постоянно подключенном мире необходимость понимать друг друга, возможно, важнее, чем когда-либо.

Половина интернет-контента на английском языке, говорит директор по продуктам Google AI Барак Туровский, но только 20% мирового населения хоть сколько-нибудь владеет английским языком.

И хотя технология перевода текста Microsoft теперь поддерживает до 70 языков, а ее речевой перевод может расшифровать около 40, по словам Сюэдун Хуанга, технического сотрудника Microsoft и технического директора службы искусственного интеллекта Microsoft, это лишь небольшая часть от 7000 языков, на которых говорят на планете Cегодня.

Между тем более половины из 2.5 миллиардов человек в Facebook публикуют сообщения на других языках, кроме английского. Facebook использует искусственный интеллект в самой социальной сети, а также в Messenger и Instagram, что позволяет выполнять более 6 миллиардов переводов в день.

Тем не менее, для политических, юридических, финансовых и связанных со здоровьем обменов с высокими ставками методы машинного перевода с использованием искусственного интеллекта не могут заменить дорогостоящих квалифицированных устных и письменных переводчиков, хотя некоторые из них также иногда полагаются на машины.

И эта опора превращается в большой бизнес.Флориан Фаес, управляющий директор Slator, швейцарского поставщика новостей и аналитики о мировой языковой индустрии, оценивает рынок переводов между бизнесом и бизнесом в 23 миллиарда долларов в год.

«Когда крупной фармацевтической компании необходимо провести клиническое испытание, ей нужна сопроводительная документация на 10 языках; или когда банк хочет опубликовать исследование капитала для японских институциональных инвесторов, они переводят его в бюро переводов B2B », — говорит он.

5 основных приложений для путешественников по всему миру

Не садитесь в самолет, не загрузив эти приложения! Вам понадобятся эти 5 приложений, чтобы выжить в поездке за границу.

Мелисса Рореч, Reviewed.com

Воздействие коронавируса: Предприятия ограничивают поездки в Китай, закрывают магазины из-за коронавируса по мере распространения экономических последствий

Для случайного или случайного использования — например, для проведения времени с дальними родственниками или иностранным студентом по обмену. — состояние дел в области перевода в режиме, близком к реальному, хорошее и становится все лучше, даже если результаты часто разочаровывают. Но вы бы доверили его перевод для делегата Организации Объединенных Наций? Может, еще нет.

«Как часто вы замечаете, что ругаете Alexa, Google или Siri за то, что они не понимают вас», — говорит Джули Хансен, генеральный директор приложения для изучения языков Babbel в США. «Но это достаточно хорошо, что мы продолжаем с ними разговаривать. Прогресс потрясающий ».

Привет, Google, Привет, Алекса …

Ваш смартфон превратился в высокотехнологичный эквивалент разговорника, который вы берете в отпуск. В наши дни, путешествуя за границу, вы можете вызвать Google Translate или Microsoft Translator, среди других приложений, и использовать функции, которые позволяют вам расшифровывать дорожные знаки и меню, делая снимки слов.

Дома вы можете спросить свои умные колонки Amazon Echo или Google Home, как сказать или произнести что-то на другом языке; Alexa и Google Assistant передают ответ, и если у ваших устройств есть экраны, вы также можете читать слова и символы.

«Люди находят множество творческих применений в том, что мы считаем двусторонним разговором в реальном времени», — говорит Прем Натараджан, вице-президент Alexa AI, который в качестве примера выделяет потенциальный вариант использования: один супруг, который в основном говорит по-китайски, а второй — по-английски.«Ни один из них не владеет языком другого человека в равной степени».

Режим переводчика Google может выполнять перевод в реальном времени на вашем телефоне на 44 языка. Вы можете начать с фразы «Окей, Google, помоги мне говорить по-тайски». В некоторых случаях Ассистент предлагает умные ответы, чтобы вы могли быстро ответить, не говоря ни слова.

У приложения Google Translate более 1 миллиарда активных пользователей в месяц, 95% из которых находятся за пределами США; ежедневно переводится более 140 миллиардов слов.

В ближайшие несколько месяцев компания планирует запустить функцию прямой транскрипции, которая обещает эффективно превратить ваш телефон Android в устройство для перевода в реальном времени длинной речи.

Со своей стороны, возможности перевода Microsoft появляются во всем спектре продуктов: PowerPoint, Edge, Outlook, Word, Skype, а также на ПК, устройствах iOS и Android, даже в электронных книгах Kindle.

Два года назад исследователи Microsoft заявили, что они создали первую систему машинного перевода, способную переводить предложения новостных статей с китайского на английский с таким же качеством и точностью, как и человек.

Сказать что? Где перевод идет не так, как надо?

Все это говорит о том, что языковые оплошности не являются иностранными, и они варьируются от откровенно смущающих до потенциально опасных.

Из-за технической ошибки имя китайского лидера Си Цзиньпина недавно стало ругательством при переводе сообщений в Facebook с бирманского на английский. Имя президента Китая явно отсутствовало в базе данных бирманской языковой модели Facebook, поэтому система попыталась заменить слова похожими слогами.Все пошло не так.

«Мы приняли меры, чтобы этого больше не повторилось. Мы искренне приносим извинения за причиненное преступление », — сказал представитель Facebook.

В прошлом году исследователи из Калифорнийского университета в Сан-Франциско обнаружили, что алгоритм машинного обучения, внедренный Google в 2017 году, на 92% точен при переводе предписаний врачей с английского на испанский и на 81% — с английского на китайский. Считается, что только 2% ошибок на испанском и 8% на китайском могут нанести «клинически значимый вред».

«Отлично, если я нахожусь в 92%, не так хорошо, если я нахожусь в 8% как пациент, которому сообщают нечто прямо противоположное тому, что доктор (хотел мне сказать)», — говорит Йост. Зетше, представитель Американской ассоциации переводчиков и соавтор книги «Найдено в переводе: как язык влияет на нашу жизнь и трансформирует мир».

Перевод лучше всего работает в контролируемых средах или при большом количестве данных, обучающих модели. Например, данных между английским и испанским языками намного больше, чем между финским и бирманским.При обучении систем может использоваться промежуточный язык, такой как английский, вместо прямого соединения одного менее распространенного языка с другим.

Как и поисковые системы, на протяжении многих лет машины собирали данные из переводов Библии, данных ООН, многонациональных газет и других общедоступных источников, — говорит Туровский из Google.

Большой прорыв произошел в 2016 году с использованием технологии глубокой «нейронной сети», которая позволила машинам понимать контекст всего предложения, улучшая беглость речи.Ранние системы были ограничены, потому что им приходилось разбивать предложения на части, отделяя намерение и значение от фактических слов.

Многие факторы могут сбить с толку, особенно когда человек говорит. Подумайте о разных акцентах, скорости голоса и звуковых помехах, таких как «э-э» и «э-э». Кроме того, сарказм, идиомы и культурные разговоры просто не переводятся.

«Перевод обычно представляет собой буквальную интерпретацию того, что есть, в отличие от значения и контекста», — говорит Роб Томас, генеральный менеджер IBM Data и Watson AI.

Дословный английский перевод испанской фразы « no hay mal porque bien no vengas», по словам Эндрю Очоа, генерального директора и основателя технологического стартапа Waverly Labs в Бруклине, гласит: «Нет плохого, что к хорошему не приходит. ” То, что вы на самом деле пытаетесь сказать: «У каждого облака есть серебряная подкладка».

«Эти модели перевода разработаны, чтобы уловить это, но они не всегда работают идеально», — говорит Очоа.

Будущее языковых технологий

Тем не менее, эти научно-фантастические переводчики вавилонских рыб могут найти свой путь к нашим реальным ушам раньше, чем мы думаем — или что-то в этом роде.

В апреле этого года Waverly Labs планирует выпустить накладной переводчик за 199 долларов под названием Ambassador, который поддерживает 20 языков и 42 диалекта.

Он следует за более ранним продуктом языкового перевода Waverly под названием Pilot Smart Earbuds и Google Pixel Buds, который работает вместе с последним приложением Google Translate на телефоне Android с помощью Google Assistant.

Google Pixel Buds может постепенно отказаться от термина «потерянный при переводе»

Техническая команда USA Today опробовала наушники Google для перевода в реальном времени.

Ambassador использует набор микрофонов для захвата речи и активного прослушивания того, кто говорит на выбранном языке в пределах 8 футов. В этом «режиме прослушивания» вы услышите звуковой перевод, а также сможете читать слова в сопутствующем приложении.

В «режиме разговора» до четырех человек с наушниками Ambassadors в ушах могут участвовать в разговоре, который, по утверждению компании, будет плавным.

И есть «режим лекции», в котором Ambassador транслирует слова говорящего, носящего устройство, нескольким людям в зале путем потоковой передачи аудиопереводов на смартфон лектора, которые затем можно воспроизводить через громкоговоритель.

Могут ли эти достижения стать началом конца для переводчиков-людей? Это возможно, — говорит Цецше из Американской ассоциации переводчиков, — но в будущем.

«Но к этому моменту заменили всех», — говорит он, включая врачей и юристов.

Электронная почта: [email protected]; Подпишитесь на @edbaig в Twitter

Насколько точен Google Translate в 2019 году?

Развитие машинного обучения до такой степени, что оно может действительно понимать естественный язык и все его нюансы, является серьезным препятствием, которое компьютерные ученые давно пытались преодолеть.В конце концов, информация — это сила, и ее количество, которое в настоящее время недоступно для большинства из нас из-за языковых барьеров, поражает.

Google Translate кажется лучшим инструментом потребительского уровня, который у нас есть на данный момент. При правильных обстоятельствах он может предоставить людям ресурс, который мы едва ли могли себе представить всего несколько лет назад. Способность переводить быстро и эффективно означает, что мы, как никогда раньше, позволяли нам подключиться к резервуару человеческих знаний, но насколько мы на самом деле близки к этому и насколько точен Google Translate?

Как работает Google Переводчик

Google Translate был представлен в 2006 году как инструмент автоматического перевода и с тех пор постоянно развивается.Чтобы использовать его, вы просто вводите слово или фразу в текстовое поле, выбираете язык, на который переводите, и язык, на который вы переводите. Все просто, правда?

Google Translate начал с перевода иностранного текста сначала на английский, а затем на целевой язык путем сопоставления текста с большим количеством документов и расшифровок.

В 2016 году Google сделала еще один шаг вперед в своих службах перевода, перейдя на нейронный машинный перевод (NMT) — метод глубокого обучения, который, по сути, включает использование широкого спектра лингвистических источников при просмотре целых предложений, а не только слов при переводе.

Хотя это все еще дает несовершенные результаты, это обеспечивает повышенную точность за счет оценки контекста. Приложение Google Translate поддерживает более 100 языков и уже может выполнять переводы с помощью текста, фотографий и голоса на 32 языка.

Давайте поговорим о точности: насколько точен Google Translate

Хотя технология Google Translate не является безошибочной, она, безусловно, полезна в крайнем случае, чтобы переводить несколько слов или фраз. Если вы пробовали использовать его на компьютере при переводе всей страницы, вы заметите, что он передает общий смысл, но все еще далек от совершенства.

По этой причине профессиональные переводческие услуги всегда являются лучшим выбором, поскольку для преодоления языкового барьера используются настоящие люди, а не искусственный интеллект. ИИ еще предстоит пройти долгий путь, поскольку язык включает в себя столько нюансов и двусмысленностей, что затрудняет перевод и делает его не таким прямым.

Итак, насколько точен Google Translate?

Последнее внедрение NMT в Google позволяет их ИИ оценивать более широкий контекст слов и фраз, чтобы лучше имитировать реального человека, что привело к более плавным и легким для чтения переводам.Кроме того, эти службы теперь доступны для автономного использования — идеально подходят для путешествий или когда у вас нет доступа к Интернету. Но, несмотря на все их усилия, Google Translate вряд ли можно назвать надежным и последовательным переводческим решением, особенно для предприятий.

Трудности перевода

Поскольку каждая компания ценит поисковую оптимизацию (SEO) — или должна — а также важность правильной работы, стоит отметить, как Google Translate может повлиять на рейтинг веб-сайта компании.

Если у вас есть пользователь из другой страны, который использует свой родной язык для поиска по вашему сайту, просто наличие Google Translate на вашем сайте, к сожалению, не поможет. Этот вариант службы перевода может использоваться только для перевода контента, когда пользователь уже находится на сайте и выбирает вариант его использования, что делает его бесполезным, когда речь идет о международном рейтинге SEO.

Это потребует от компаний фактического создания веб-страниц на нескольких языках с использованием передовых методов SEO.Это не только отличная международная стратегия SEO, но и значимый захват вашей аудитории.

Вместо того, чтобы полагаться на инструменты перевода AI, лучше использовать профессиональные услуги перевода, чтобы такие вещи, как синтаксис, разговорные выражения и другие языковые нюансы, были не чем иным, как идеальным для этих многоязычных страниц.

Еще одно предостережение — виджет Google Translate, используемый для перевода целых сайтов, полностью исключен Google.Это означает, что новые пользователи не могут зарегистрироваться, а текущие пользователи могут однажды проснуться и обнаружить, что их сайт больше не переводится. Отчасти это было связано с неточным характером переводов.

Итог

Google Translate, без сомнения, изменил наш подход к языку. С их приложением для автономного перевода быстрое общение никогда не было проще и дешевле.
Однако до тех пор, пока технология не достигла такой точки, когда коммуникация между языками была усовершенствована, ничто не могло сравниться с тем, чтобы перевод выполнял реальный человек.

Автор

Питер Аргондиццо, основатель
Питер в 1995 году основал компанию Argo Translation, первоначально базировавшуюся в Милуоки, штат Висконсин. Прежде чем передать свою любовь ко всему международному и свой опытный бизнес в ведущее бюро переводов Чикаго, он учился в Университете Висконсина. -Милуоки, где он получил высшее образование по специальности «финансы и управление человеческими ресурсами». После окончания учебы он стал … Читать дальше →

Как искусственный интеллект приближает нас к универсальным переводчикам Star Trek

Универсальные переводчики делают все возможное в серии Star Trek : Первые контакты, межвидовые отношения, человеческие персонажи плачут в Гинан за их синтал.Фактически, они работают настолько безупречно, что зритель склонен не замечать их существования до тех пор, пока не столкнется с случайной проблемой, как это происходит в «Святилище» DS9 или «Ничего человечного» из Voyager .

Для сравнения, машинный перевод, каким мы его знаем в начале 21 века, беспорядочный и неполный. Каждый, кто использовал Google Translate или видел автоматически переводимый текст в социальных сетях, знает, что он еще не на уровне Звездного флота.

Но машинный перевод, одна из областей исследований искусственного интеллекта, за последнее десятилетие совершил большой скачок.Так что есть распознавание речи и синтез речи, области ИИ, которые соответственно понимают человеческую речь и создают человеческую речь с компьютера. Это технологии, которые лежат в основе персональных помощников с голосовым управлением, таких как Siri от Apple или Alexa от Amazon. Объедините их с помощью машинного перевода — как это делают Google, Microsoft и несколько стартапов — и вы получите что-то вроде универсального переводчика.

Red Alert! Смотри в последних обновлениях Star Trek!

Подписываясь на информационный бюллетень Star Trek, который может включать персонализированные предложения от наших рекламных партнеров, вы соглашаетесь с нашими Условиями использования и подтверждаете методы сбора и использования данных, изложенные в нашей Политике конфиденциальности.

«За последние, может быть, 10-15 лет мы перешли от пары демонстраций к тому, что фактически оказалось на телефоне или на компьютере», — говорит Алан Блэк, профессор языковых технологий Университета Карнеги-Меллона. Институт.

Ухура была специалистом по языку TOS и коммуникациям.

StarTrek.com

Первым из них, возможно, был Jibbigo, приложение для смартфонов, разработанное Алексом Вайбелем, коллегой Блэка в Карнеги-Меллон, и проданное Facebook в 2013 году.Вайбель, который также преподает в Технологическом институте Карлсруэ в своей родной Германии, говорит, что такая технология, как универсальный переводчик, была его мечтой с тех пор, как он был аспирантом Массачусетского технологического института в конце 1970-х. Фактически, его работа над этой проблемой привела к визиту Уильяма Шатнера в 1999 году, когда Шатнер и соавтор исследовали книгу о том, как настоящая наука догоняет научную фантастику.

За 20 лет, прошедших с тех пор, ситуация улучшилась, но даже лучший инструмент машинного перевода еще далек от универсального переводчика Звездного Флота.Во-первых, они, как правило, предлагают лишь несколько из тысяч языков Земли. Это отчасти потому, что только определенные языки считаются коммерчески жизнеспособными; но это также связано с тем, как работают системы. Обычно они используют распознавание речи, чтобы понимать произносимые слова и переводить их в текст, а затем передавать это через систему машинного перевода. Затем выходной сигнал преобразуется в звук посредством синтеза речи.

Узкое место — машинный перевод. Чтобы понять смысл вводимых данных, этим системам требуются огромные объемы данных на каждом языке — 100 миллионов слов текста, — чтобы они могли сопоставлять слова, которые переводятся друг в друга.Для некоторых языковых пар это легко. Например, правительство Канады переводит огромное количество документов с французского на английский, создавая «параллельные тексты», которые говорят об одном и том же на каждом языке.

Но по некоторым языкам не так много данных, а в некоторых языковых парах не так много параллельного текста, возможно, потому, что их носители не имеют прямого контакта. Некоторые из этих проблем решаются с помощью третьего языка, но многие языки просто не включены в существующие системы машинного перевода.

По той же причине в настоящее время невозможно достичь способности универсального переводчика сразу же изучать новые языки, как это происходит в многочисленных первых контактных эпизодах из The Next Generation , Deep Space Nine и Voyager . (Технология не так хорошо освоена в Enterprise , часто требуется помощь экзолингвиста Хоши Сато.) Даже при скоростях обработки 24-го века компьютеру все равно потребуется способ отобразить эти данные на известном языке.

Звездный путь: Хоши Сато из «Энтерпрайза».

StarTrek.com

«Это анализирует очень большой корпус параллельного текста, в котором есть какой-то известный язык и целевой язык? Тогда возможно, — говорит Эмили М. Бендер, профессор компьютерной лингвистики Вашингтонского университета. «Это анализирует очень большой корпус, состоящий только из текста на целевом языке? Тогда безнадежно.

В отличие от универсального переводчика Trek , который отображается как мгновенный, большинству современных технологий необходимо дождаться, по крайней мере, конца оператора, прежде чем начинать его перевод.Для этого могут быть технические причины, но также могут быть виноваты различия между структурами предложений. Например, если в исходном языке глагол ставится в конце предложения, синхронный перевод на английский язык (при котором глаголы помещаются посередине) затруднен. Блэк отмечает, что у переводчиков есть уловки, чтобы справиться с этим, в том числе предугадывать, что скорее всего скажет говорящий, но компьютеры в этом не так хороши.

Другая в значительной степени нерешенная проблема — это учет аспектов общения, которые больше зависят от тона голоса или доставки, чем от реальных слов.Это включает не только акцент — то есть, я хочу это — но эмоции, юмор и сарказм, когда один только тон голоса передает, что говорящий имеет в виду противоположное тому, что было сказано.

«Это некоторые из вещей, которые могут, так сказать, потеряться при переводе, и они все еще остаются открытыми вопросами для исследования», — говорит Шри Нараянан, профессор, а также Ники и К.Л. Макс Никиас Кафедра инженерии Университета Южной Калифорнии.

Кроме того, существуют культурные различия, которые, по словам Нараянана, также трудно уловить с помощью большого количества данных.Но они важны, потому что то, что смешно — или что грубо, или что неудобно — во многом зависит от культуры.

Если вы этому не верите, представьте, что вы вообще задаете пьяному клингону какой-либо вопрос. Или вы можете попробовать сориентироваться в жизни в Японии как носитель английского языка. Блэк, который жил в Японии, говорит, что в Японии считается настолько грубым прямо сказать «нет», что говорящие на японском языке вместо этого будут говорить что-то вроде «это сложно», даже когда речь идет о том, на каком автобусе сесть.

Есть больше надежд на другие аспекты разговорной речи, которые в настоящее время ускользают от технологии машинного перевода.Одна из них — метафоры, которые легли в основу целого эпизода сериала The Next Generation . В «Дармоке» (S5E2) универсальный переводчик прекрасно улавливает слова тамарцев. Но поскольку они говорят метафорами, капитану Пикарду требуется целый эпизод, чтобы понять, что говорит тамарианский капитан.

Чтобы столкнуться с этой проблемой, необязательно покидать планету; Носителей американского английского языка может легко сбить с толку дословный перевод с кантонского «добавить масла», что означает «держись».Бендер говорит, что современные технологии могут иногда обрабатывать общие метафоры, если они встречаются в обучающих данных вместе с объяснением или соответствующей метафорой на другом языке. Однако в противном случае они, скорее всего, поймут что-то буквальное, что может сбить с толку.

Один из способов решить эту проблему — научить компьютеры тому, что слова и фразы, которые они переводят, на самом деле означают для слушателя-человека. В настоящее время машинный перевод просто сопоставляет шаблоны. Это может вызвать большие проблемы, начиная от неправильного гендерного определения людей и заканчивая неверными переводами, но это может быть трудно обнаружить, если в противном случае перевод выглядит разумным и плавным.Из-за этого Бендер считает, что системы машинного перевода должны иметь встроенный способ перепроверить точность.

«Во вселенной Star Trek … если они получают что-то через переводчик, они на 100% верят, что знают, что было первоначальным сообщением», — говорит она. «Но это абсолютно не то, что мы должны делать в нашей реальной вселенной с текущими или любыми предсказуемыми версиями этой технологии».

Итак, как оказалось, Универсальный переводчик — это еще один пробный камень оптимистической версии будущего Star Trek , к которому мы должны продолжать стремиться.


Лорелей Лэрд (она / она) — писатель-фрилансер, специализирующийся на юриспруденции и других сложных вопросах, требующих четких объяснений. Она живет в Лос-Анджелесе со своей семьей, и вы можете найти ее на сайте www.wordofthelaird.com.

Как использовать переводчик Skype на настольном или мобильном устройстве

Skype был одним из первых широко распространенных сервисов видеочата, запущенных еще в 2003 году.С тех пор он способствовал бесчисленным разговорам между людьми по всему миру.

Однако, когда у вас разговаривают люди из многих стран, определенно могут возникать языковые барьеры.

К счастью, в Skype есть инструмент для перевода, который позволяет вам общаться в чатах, звонить и видеозвонках, используя голосовой и письменный перевод на вашем экране.

Вот как его включить.

Ознакомьтесь с продуктами, упомянутыми в этой статье:

MacBook Pro (от 1299 долларов США.99 в Best Buy)
Lenovo IdeaPad 130 (от 299,99 долларов США в Best Buy)
iPhone 11 (от 699,99 долларов США в Best Buy)
Samsung Galaxy S10 (от 899,99 долларов США в Best Buy)

Как использовать Skype Translator на вашем компьютере

1. Откройте приложение Skype на вашем Mac или ПК.

2. Откройте «Чаты».

3. Щелкните правой кнопкой мыши контакт, с которым вы хотите перевести разговоры.Выберите «Просмотреть профиль».

4. Выберите «Отправить запрос на перевод».

Как только другой человек примет ваш запрос на перевод, ваши сообщения и звонки будут переведены автоматически.

Во время разговора Skype будет отображать переведенные сообщения.

Как использовать Skype Translator на мобильном устройстве

1. Откройте приложение Skype на своем iPhone или Android.

2. Нажмите на значок учетной записи, чтобы просмотреть краткое изложение параметров вашей учетной записи.

3. Нажмите на «Настройки».

Выберите «Настройки». Райан Ариано / Business Insider

4. Нажмите на «Общие».

5. Нажмите на «Настройки перевода».

Коснитесь «Настройки перевода». Райан Ариано / Business Insider

6. Нажмите на «Разговорный язык».

Выберите «Разговорный язык». Райан Ариано / Business Insider

7. Выберите выбранный вами язык.

Выберите свой язык. Райан Ариано / Business Insider

8. Нажмите на контакт, с которым хотите поговорить с переводом.

9. Прокрутите вниз до «Перевести разговор» и нажмите «Отправить запрос на перевод».

Отправьте запрос на перевод.Райан Ариано / Business Insider

10. Контакт получит уведомление о том, что вы запросили перевод разговора. Им нужно будет нажать на «Принять», чтобы запустить его.

Другой человек должен принять ваш запрос.Райан Ариано / Business Insider

11. После того, как они примут приглашение, в разделе «Перевести беседу» появится надпись «Переводы включены».

Перевод включен.Райан Ариано / Business Insider

Когда они говорят что-то на своем языке, в Skype это озвучивается на выбранном вами языке, и это также отображается в расшифровке стенограммы на выбранном вами языке.

На вашем экране появится переведенное сообщение.Райан Ариано / Business Insider

Cisco Webex представляет перевод в реальном времени с английского на более 100 языков

Во вторник Cisco объявила о бесплатной пробной версии перевода в реальном времени для Webex, своей быстрорастущей платформы видеоконференцсвязи.Эта функция, доступная в предварительной версии в этом месяце и общедоступная в мае, будет переводить разговорный английский в субтитры на любом из более чем 100 языков.

Перевод в реальном времени на такое количество языков поможет создать «равные условия для пользователей, независимо от таких факторов, как язык или географическое положение», — говорится в заявлении Джиту Пателя, старшего вице-президента и GM Security and Applications for Cisco. «Обеспечение глобальных переводов в реальном времени — еще один шаг на пути к инклюзивному будущему и важный компонент улучшения коммуникации и сотрудничества между командами.«

Cisco ранее заявляла, что будет предлагать перевод в реальном времени с английского на более чем 10 языков — теперь Webex заявляет, что ее языковая библиотека значительно расширилась. Переводы доступны на часто используемых языках, таких как арабский, голландский, французский, Немецкий, японский, корейский, китайский, русский и испанский, а также более локализованные языки, такие как датский, хинди, малайский, турецкий и вьетнамский.

Cisco отметила, что эта функция может быть явной экономией для организаций, цитируя недавний отчет от Metrigy об интеллектуальных виртуальных помощниках, которые обнаружили, что почти 24% участников проводят собрания, в которых участвуют не носители английского языка.Из этих участников более половины использовали сторонние сервисы для перевода собраний на другие языки, при этом средняя стоимость собрания составляла 172 доллара США.

Webex, как и другие инструменты видеоконференцсвязи и совместной работы в облаке, с начала пандемии Covid-19 сообщил о значительных скачках в использовании, что привело к удаленной работе. Ранее в этом месяце, когда Cisco опубликовала финансовые результаты за второй квартал, Cisco сообщила, что рост выручки Webex в этом квартале выражался двузначными числами. Платформа имеет около 600 миллионов пользователей в среднем за квартал, и ежемесячно она обслуживает более 6 миллиардов звонков по всему миру.

«Мы внедряем невероятные инновации на рынок совместной работы беспрецедентными темпами», — сказал генеральный директор Чак Роббинс во время телефонной конференции, посвященной доходам за второй квартал.

Еще в декабре Cisco представила обновленную версию Webex, которая объединяет звонки, собрания и обмен сообщениями в одном приложении с помощью Webex Teams. Обновленная платформа также добавила возможности для встреч, такие как автоматическое шумоподавление, транскрипция с возможностью поиска и скрытые субтитры. В общей сложности Cisco представила более 50 обновлений продуктов Webex и анонсировала новые функции, такие как распознавание жестов.

Предыдущее и сопутствующее покрытие:

4 лучших переносных переводчика

Идея беспрепятственного и мгновенного перевода языка давно очаровывала людей. Он постоянно появляется в поп-культуре: достаточно взглянуть на рыбу-вавилонскую рыбу из «Автостопом» из «Путеводителя по галактике » или «Тардис» из «Доктор Кто», .

Хотя до безупречного перевода еще далеко, вы можете купить наушники, которые будут переводить в режиме реального времени. Мы собрали лучших переносных переводчиков, которые вы можете купить сегодня.Приобретите один из них, и ваша следующая поездка за границу может оказаться гораздо более плодотворной.

Pixel Buds 2 — это последняя версия Pixel Buds от Google. Это впечатляющая пара наушников даже без функции перевода, с функцией адаптивного звука и бесконтактным доступом к Google Assistant. Но где они действительно сияют, так это в переводе в реальном времени.

Pixel Buds 2 использует Google Translate для почти мгновенного перевода произнесенных слов с одного языка на другой.Эта функция может переводить на 40 различных языков, включая французский, малайский, хинди и мандаринский.

К сожалению, этот процесс не совсем гладкий. Вам по-прежнему нужно открыть приложение Google Translate и выбрать язык, на котором говорит собеседник, а затем нажать и удерживать, пока говорите. Хотя он и не идеален, он на один шаг ближе к более плавному переводу.

Наушники Aunu Audio M50, как и Pixel Buds 2, представляют собой надежный набор наушников. Наушники держат заряд шесть часов за раз.В сочетании с зарядным чехлом устройства могут работать до 150 часов. Но помимо качества звука, эти наушники действительно сияют, когда вы соединяете их с приложением Aunu Audio Translator.

Приложение может интерпретировать более 33 языков в режиме реального времени без необходимости вводить что-либо на телефоне. Aunu Audio M50 переводит слова прямо в уши. Вам не нужно нажимать кнопку микрофона каждый раз, когда вы его используете.

Эти языки включают одни из самых распространенных в мире, включая французский, японский, испанский и китайский.

Waverly Labs задумала создать наушник, который мог бы не только точно переводить, но и использоваться для повседневных задач, таких как прослушивание музыки или телефонные звонки. Результатом стали наушники Pilot. Pilot использует зарядный чехол, который позволяет заряжать наушники до 20 часов.

Наушники Pilot соединяются с приложением Pilot Speech Translation, чтобы предоставить пользователям точный перевод почти в реальном времени. В нем есть режим Converse для разговора с кем-либо и режим Listen для перевода.Приложение может переводить на 15 языков и 42 диалекта с естественным звучанием мужских и женских голосов.

Приложение Pilot Speech Translation также предоставляет на экране стенограммы разговора, чтобы вы могли быстро просмотреть сказанное. Это также помогает определить места, где перевод может быть немного неточным. Вы можете скачать стенограмму разговора, а также у вас есть быстрый доступ к словарю и разговорнику.

Это не совсем рыба-бабочка, но она на шаг ближе.Также стоит отметить, что эти наушники тоже отлично смотрятся. Многие из более специализированных устройств для перевода не имеют самого привлекательного дизайна в мире, но наушники Pilot были разработаны с учетом эстетики.

Наушники-вкладыши языкового переводчика WT2 специально разработаны для перевода в реальном времени. Они не предназначены для универсальных устройств, которые также могут переводить. WT2 может переводить на 40 различных языков и 93 разных акцента, включая менее распространенные языки, такие как телугу и словенский.

WT2 разработан с разными режимами для разных сред. «Simul Mode» предназначен для использования в тихой обстановке для непрерывного разговора, а «Touch Mode» — для использования в шумной обстановке. «Speaker Mode» предназначен для использования во время путешествий или в деловой среде.

Как и другие наушники-вкладыши для перевода, WT2 соединяется с приложением для перевода. Он ближе к более футуристическим переводчикам, чем любой другой продукт в этом списке. Например, в «Simul Mode» каждый человек носит один наушник и может разговаривать друг с другом с точностью около 95%.Единственное, что беспокоит, — это ушная сера другого человека на вашем наушнике.

WT2 утверждает, что наушники позволяют общаться 85% населения мира. Если вы энтузиаст путешествий или интересуетесь иностранными культурами, эти наушники позволят познакомиться с другой культурой на гораздо более глубоком уровне.

Эти наушники представляют собой одни из лучших переносных переводчиков на рынке. Если вы часто путешествуете или работаете с иностранными языками, эти устройства могут быть действительно полезны.Представьте на мгновение, что учитель ESL мог бы использовать их для обучения более сложным понятиям грамматики студенту, который еще не хорошо владеет английским языком.

Путешественник, потерявшийся в чужой стране, мог спросить реальный путь, а не играть в шарады, чтобы донести свою точку зрения. Если вам нужны наушники для прослушивания музыки, это не лучший вариант, но если вы хотите понимать другие языки, это лучший вариант.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *